Деяния Диониса - Песнь XVI

Одиссея Песнь пятнадцатая

В Лакеде­мон при­бы­ла, хоро­вы­ми пло­щад­ка­ми слав­ный,
Дева Афи­на, чтоб сыну царя Одис­сея напом­нить
О воз­вра­ще­ньи домой и понудить ско­рее поки­нуть
Лакеде­мон. Теле­мах и Несто­ров сын бла­го­род­ный

    Ἡ δ᾽ εἰς εὐρύχορον Λακεδαίμονα Παλλὰς Ἀθήνη
ᾤχετ᾽, Ὀδυσσῆος μεγαθύμου φαίδιμον υἱὸν
νόστου ὑπομνήσουσα καὶ ὀτρυνέουσα νέεσθαι.
εὗρε δὲ Τηλέμαχον καὶ Νέστορος ἀγλαὸν υἱὸν

5     Оба ночь про­во­ди­ли в сенях Мене­ла­е­ва дома.
Мяг­ким объ­ято­го сном заста­ла она Несто­рида.
Но Теле­ма­хом живи­тель­ный сон не вла­дел совер­шен­но.
Скорбь о милом отце всю ночь ему спать не дава­ла.
Близ­ко став перед ним, ска­за­ла боги­ня Афи­на:

    εὕδοντ᾽ ἐν προδόμῳ Μενελάου κυδαλίμοιο,
ἦ τοι Νεστορίδην μαλακῷ δεδμημένον ὕπνῳ·
Τηλέμαχον δ᾽ οὐχ ὕπνος ἔχε γλυκύς, ἀλλ᾽ ἐνὶ θυμῷ
νύκτα δι᾽ ἀμβροσίην μελεδήματα πατρὸς ἔγειρεν.
ἀγχοῦ δ᾽ ἱσταμένη προσέφη γλαυκῶπις Ἀθήνη·

10     «Нехо­ро­шо, Теле­мах, от дома вда­ли нахо­дить­ся!
Дома иму­ще­ство бро­сил ты все и людей, бес­ко­неч­но
Наг­лых. Съе­дят, бере­гись, они все у тебя досто­я­нье,
И бес­по­лез­ным ока­жет­ся путь, совер­шен­ный тобою.
Ты попро­си Мене­лая тебя отпу­стить поско­рее,

    «Τηλέμαχ᾽, οὐκέτι καλὰ δόμων ἄπο τῆλ᾽ ἀλάλησαι,
κτήματά τε προλιπὼν ἄνδρας τ᾽ ἐν σοῖσι δόμοισιν
οὕτω ὑπερφιάλους· μή τοι κατὰ πάντα φάγωσι
κτήματα δασσάμενοι, σὺ δὲ τηϋσίην ὁδὸν ἔλθῃς.
ἀλλ᾽ ὄτρυνε τάχιστα βοὴν ἀγαθὸν Μενέλαον

15     Чтобы ты дома еще без­упреч­ной застал Пене­ло­пу.
Уж и отец и роди­мые бра­тья ее убеж­да­ют
За Еври­ма­ха идти. Подар­ка­ми он пре­вос­хо­дит
Всех осталь­ных жени­хов и выкуп готов уве­ли­чить.
Как бы не ста­ла из дома доб­ро выно­сить Пене­ло­па.

    πεμπέμεν, ὄφρ᾽ ἔτι οἴκοι ἀμύμονα μητέρα τέτμῃς.
ἤδη γάρ ῥα πατήρ τε κασίγνητοί τε κέλονται
Εὐρυμάχῳ γήμασθαι· ὁ γὰρ περιβάλλει ἅπαντας
μνηστῆρας δώροισι καὶ ἐξώφελλεν ἔεδνα·
μή νύ τι σεῦ ἀέκητι δόμων ἐκ κτῆμα φέρηται.

20     Зна­ешь и сам хоро­шо, какое у жен­щи­ны серд­це:
Дума­ет боль­ше, чтоб дом у ново­го мужа устро­ить.
Что же до преж­них детей и умер­ше­го пер­во­го мужа, —
Боль­ше не пом­нит о них и знать ниче­го не жела­ет.
Так воро­тись же домой и над­зор пору­чи за дела­ми

    οἶσθα γὰρ οἷος θυμὸς ἐνὶ στήθεσσι γυναικός·
κείνου βούλεται οἶκον ὀφέλλειν ὅς κεν ὀπυίῃ,
παίδων δὲ προτέρων καὶ κουριδίοιο φίλοιο
οὐκέτι μέμνηται τεθνηκότος οὐδὲ μεταλλᾷ.
ἀλλὰ σύ γ᾽ ἐλθὼν αὐτὸς ἐπιτρέψειας ἕκαστα

25     Той рабыне, какую сочтешь наи­луч­шей, покуда
Веч­ные боги тебе не ука­жут супру­ги пре­крас­ной.
Сло­во дру­гое тебе я ска­жу, и при­ми его к серд­цу:
Средь жени­хов наи­бо­ле отваж­ные в тай­ной заса­де
Ждут в про­ли­ве тебя меж Ита­кой и Замом ска­ли­стым,

    δμῳάων ἥ τίς τοι ἀρίστη φαίνεται εἶναι,
εἰς ὅ κέ τοι φήνωσι θεοὶ κυδρὴν παράκοιτιν.
ἄλλο δέ τοί τι ἔπος ἐρέω, σὺ δὲ σύνθεο θυμῷ.
μνηστήρων σ᾽ ἐπιτηδὲς ἀριστῆες λοχόωσιν
ἐν πορθμῷ Ἰθάκης τε Σάμοιό τε παιπαλοέσσης.

30     Злую поги­бель гото­вя тебе на воз­врат­ной доро­ге.
Но ниче­го не слу­чит­ся тако­го. Зем­ля в себя рань­ше
Мно­гих возь­мет жени­хов, что богат­ства твои поеда­ют.
Все ж с кораб­лем от обо­их дер­жись ост­ро­вов в отда­ле­ньи,
Мимо их ночью прой­ди. Пошлет тебе ветер попут­ный

    ἱέμενοι κτεῖναι, πρὶν πατρίδα γαῖαν ἱκέσθαι.
ἀλλὰ τά γ᾽ οὐκ ὀΐω· πρὶν καί τινα γαῖα καθέξει
ἀνδρῶν μνηστήρων, οἵ τοι βίοτον κατέδουσιν.
ἀλλὰ ἑκὰς νήσων ἀπέχειν εὐεργέα νῆα,
νυκτὶ δ᾽ ὁμῶς πλείειν· πέμψει δέ τοι οὖρον ὄπισθεν

35     То боже­ство, что сто­ит при тебе и тебя охра­ня­ет.
После того как доедешь до пер­во­го мыса Ита­ки,
В город отправь и това­ри­щей всех и корабль рав­но­бо­кий.
Сам же преж­де все­го к сви­но­па­су отправь­ся, кото­рый
Ваших сви­ней сте­ре­жет. Он при­вер­жен тебе неиз­мен­но.

    ἀθανάτων ὅς τίς σε φυλάσσει τε ῥύεταί τε.
αὐτὰρ ἐπὴν πρώτην ἀκτὴν Ἰθάκης ἀφίκηαι,
νῆα μὲν ἐς πόλιν ὀτρῦναι καὶ πάντας ἑταίρους,
αὐτὸς δὲ πρώτιστα συβώτην εἰσαφικέσθαι,
ὅς τοι ὑῶν ἐπίουρος, ὁμῶς δέ τοι ἤπια οἶδεν.

40     Там ты ночь про­ведешь. А ему при­ка­жи без задерж­ки
В город пой­ти к Пене­ло­пе разум­ной и весть сооб­щить ей,
Что невреди­мым обрат­но из Пило­са ты воро­тил­ся».
Так ска­зав, на высо­кий Олимп уда­ли­лась Афи­на.
Быст­ро тогда Несто­рида из слад­ко­го сна про­будил он,

    ἔνθα δὲ νύκτ᾽ ἀέσαι· τὸν δ᾽ ὀτρῦναι πόλιν εἴσω
ἀγγελίην ἐρέοντα περίφρονι Πηνελοπείῃ,
οὕνεκά οἱ σῶς ἐσσὶ καὶ ἐκ Πύλου εἰλήλουθας».
Ἡ μὲν ἄρ᾽ ὣς εἰποῦσ᾽ ἀπέβη πρὸς μακρὸν Ὄλυμπον,
αὐτὰρ ὁ Νεστορίδην ἐξ ἡδέος ὕπνου ἔγειρεν

45     Пят­кой толк­нув­ши его, и с речью к нему обра­тил­ся:
«Эй, проснись, Несто­рид! Запря­ги-ка коней быст­ро­но­гих,
Их под ярмо под­ведя, чтоб мог­ли мы пустить­ся в доро­гу».
Но Несто­рид Писи­страт, ему воз­ра­жая, отве­тил:
«Как бы с тобой, Теле­мах, ни спе­ши­ли мы, все ж невоз­мож­но

    λὰξ ποδὶ κινήσας, καί μιν πρὸς μῦθον ἔειπεν·
«Ἔγρεο, Νεστορίδη Πεισίστρατε, μώνυχας ἵππους
ζεῦξον ὑφ᾽ ἅρματ᾽ ἄγων, ὄφρα πρήσσωμεν ὁδοῖο».
Τὸν δ᾽ αὖ Νεστορίδης Πεισίστρατος ἀντίον ηὔδα·
«Τηλέμαχ᾽, οὔ πως ἔστιν ἐπειγομένους περ ὁδοῖο

50     Ехать чрез тем­ную ночь. Заря ведь совсем уже близ­ко.
Луч­ше тебе подо­ждать, чтоб дары поло­жил в колес­ни­цу
Слав­ный копьем Мене­лай, герой Атре­ид бла­го­род­ный,
И отпу­стил нас домой, напут­ст­во­вав лас­ко­вой речью.
В памя­ти будет на все вре­ме­на оста­вать­ся у гостя

    νύκτα διὰ δνοφερὴν ἐλάαν· τάχα δ᾽ ἔσσεται ἠώς.
ἀλλὰ μέν᾽ εἰς ὅ κε δῶρα φέρων ἐπιδίφρια θήῃ
ἥρως Ἀτρείδης, δουρικλειτὸς Μενέλαος,
καὶ μύθοις ἀγανοῖσι παραυδήσας ἀποπέμψῃ.
τοῦ γάρ τε ξεῖνος μιμνήσκεται ἤματα πάντα

55     Госте­при­им­ный хозя­ин, его при­ни­мав­ший радуш­но».
Толь­ко успел он ска­зать — и при­шла зла­тотрон­ная Эос.
Близ­ко к гостям подо­шел Мене­лай могу­че­го­ло­сый,
Встав­ший с посте­ли, в кото­рой с Еле­ною спал пыш­но­ко­сой.
Толь­ко его увидал воз­люб­лен­ный сын Одис­се­ев,

    ἀνδρὸς ξεινοδόκου, ὅς κεν φιλότητα παράσχῃ».
Ὣς ἔφατ᾽, αὐτίκα δὲ χρυσόθρονος ἤλυθεν Ἠώς.
ἀγχίμολον δέ σφ᾽ ἦλθε βοὴν ἀγαθὸς Μενέλαος,
ἀνστὰς ἐξ εὐνῆς, Ἑλένης πάρα καλλικόμοιο.
τὸν δ᾽ ὡς οὖν ἐνόησεν Ὀδυσσῆος φίλος υἱός,
60

62
64     Тело себе он облек бли­стаю­щим ярко хито­ном,
Плащ на могу­чие пле­чи наки­нул, про­стор­ный и длин­ный,
Вышел вон из сеней навстре­чу ему и про­мол­вил:
«Богом взра­щен­ный Атрид Мене­лай, пове­ли­тель наро­дов!

    σπερχόμενός ῥα χιτῶνα περὶ χροῒ σιγαλόεντα
δῦνεν, καὶ μέγα φᾶρος ἐπὶ στιβαροῖς βάλετ᾽ ὤμοις
ἥρως, βῆ δὲ θύραζε, παριστάμενος δὲ προσηύδα
Τηλέμαχος, φίλος υἱὸς Ὀδυσσῆος θείοιο·
«Ἀτρεΐδη Μενέλαε διοτρεφές, ὄρχαμε λαῶν,
65

63     Уж отпу­сти ты меня в отчиз­ну мою доро­гую,
Уж поры­ва­ет­ся дух мой домой поско­рее вер­нуть­ся!»
Звуч­но­го­ло­сый тогда Мене­лай Теле­ма­ху отве­тил:
«Милый сын Одис­сея-вла­ды­ки, подоб­но­го богу:
Я тебя здесь, Теле­мах, задер­жи­вать дол­го не буду,
Раз ты уехать жела­ешь. И сам него­дую на тех я

    ἤδη νῦν μ᾽ ἀπόπεμπε φίλην ἐς πατρίδα γαῖαν·
ἤδη γάρ μοι θυμὸς ἐέλδεται οἴκαδ᾽ ἱκέσθαι».
Τὸν δ᾽ ἠμείβετ᾽ ἔπειτα βοὴν ἀγαθὸς Μενέλαος·
«Τηλέμαχ᾽, οὔ τί σ᾽ ἐγώ γε πολὺν χρόνον ἐνθάδ᾽ ἐρύξω
ἱέμενον νόστοιο· νεμεσσῶμαι δὲ καὶ ἄλλῳ

70     Госте­при­им­ных людей, кото­рые любят чрез­мер­но
И нена­видят чрез­мер­но. Во всем пред­по­чти­тель­на мера.
Нехо­ро­шо и к отъ­езду гостей понуж­дать про­тив воли,
Нехо­ро­шо и удер­жи­вать тех, кто жела­ет уехать.
Гость к тебе в дом — при­ни­май; если хочет уйти — не пре­пят­ст­вуй…

    ἀνδρὶ ξεινοδόκῳ, ὅς κ᾽ ἔξοχα μὲν φιλέῃσιν,
ἔξοχα δ᾽ ἐχθαίρῃσιν· ἀμείνω δ᾽ αἴσιμα πάντα.
ἶσόν τοι κακόν ἐσθ᾽, ὅς τ᾽ οὐκ ἐθέλοντα νέεσθαι
ξεῖνον ἐποτρύνει καὶ ὃς ἐσσύμενον κατερύκει.
χρὴ ξεῖνον παρεόντα φιλεῖν, ἐθέλοντα δὲ πέμπειν.

75     Но пого­ди, я подар­ки тебе поло­жу в колес­ни­цу.
Ты осмот­ри их, а жен­щи­нам я пове­лю при­гото­вить
Вам обед из запа­сов, какие име­ют­ся в доме.
Сла­ва и блеск для меня и поль­за для вас, если оба
Сытые дви­не­тесь вы в про­сто­ры зем­ли бес­пре­дель­ной.

    ἀλλὰ μέν᾽ εἰς ὅ κε δῶρα φέρων ἐπιδίφρια θείω
καλά, σὺ δ᾽ ὀφθαλμοῖσιν ἴδῃς, εἴπω δὲ γυναιξὶ
δεῖπνον ἐνὶ μεγάροις τετυκεῖν ἅλις ἔνδον ἐόντων.
ἀμφότερον, κῦδός τε καὶ ἀγλαΐη καὶ ὄνειαρ,
δειπνήσαντας ἴμεν πολλὴν ἐπ᾽ ἀπείρονα γαῖαν.

80     Если же хочешь объ­ездить Элла­ду, про­ехать чрез Аргос,
Спут­ни­ком сам тебе буду; лишь дай мне запрячь колес­ни­цу.
Мно­гих людей, горо­да пока­жу я. Никто не отпу­стит
Нас с пусты­ми рука­ми, а даст кое-что нам с собою —
Или котел, иль пре­крас­ный какой-нибудь мед­ный тре­нож­ник,

    εἰ δ᾽ ἐθέλεις τραφθῆναι ἀν᾽ Ἑλλάδα καὶ μέσον Ἄργος,
ὄφρα τοι αὐτὸς ἕπωμαι, ὑποζεύξω δέ τοι ἵππους,
ἄστεα δ᾽ ἀνθρώπων ἡγήσομαι· οὐδέ τις ἡμέας
αὔτως ἀππέμψει, δώσει δέ τι ἕν γε φέρεσθαι,
ἠέ τινα τριπόδων εὐχάλκων ἠὲ λεβήτων,

85     Или из золота чашу, иль пару вынос­ли­вых мулов».
Так Мене­лаю в ответ Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:
«Богом взра­щен­ный Атрид Мене­лай, пове­ли­тель наро­дов!
Мне бы хоте­лось вер­нуть­ся к себе. Уез­жая из дома,
Все досто­я­нье мое оста­вил я там без над­зо­ра.

    ἠὲ δύ᾽ ἡμιόνους ἠὲ χρύσειον ἄλεισον».
Τὸν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·
«Ἀτρεΐδη Μενέλαε διοτρεφές, ὄρχαμε λαῶν,
βούλομαι ἤδη νεῖσθαι ἐφ᾽ ἡμέτερ᾽· οὐ γὰρ ὄπισθεν
οὖρον ἰὼν κατέλειπον ἐπὶ κτεάτεσσιν ἐμοῖσιν·

90     Как бы, ста­ра­ясь отца разыс­кать, и сам не погиб я
Или б в дому у меня не погиб­ли боль­шие богат­ства!»
Это едва услы­хал Мене­лай могу­че­го­ло­сый,
Тот­час супру­ге сво­ей и рабы­ням велел при­гото­вить
Им обиль­ный обед из запа­сов, имев­ших­ся в доме.

    μὴ πατέρ᾽ ἀντίθεον διζήμενος αὐτὸς ὄλωμαι,
ἤ τί μοι ἐκ μεγάρων κειμήλιον ἐσθλὸν ὄληται».
Αὐτὰρ ἐπεὶ τό γ᾽ ἄκουσε βοὴν ἀγαθὸς Μενέλαος,
αὐτίκ᾽ ἄρ᾽ ᾗ ἀλόχῳ ἠδὲ δμῳῇσι κέλευσε
δεῖπνον ἐνὶ μεγάροις τετυκεῖν ἅλις ἔνδον ἐόντων.

95     Тут к Мене­лаю Атриду при­бли­зил­ся встав­ший с посте­ли
Етео­ней, Бое­фо­ем рож­ден­ный: он жил неда­ле­ко.
Царь ему пору­чил огонь раз­ло­жить и под­жа­рить
Мясо на вер­те­ле. Тот, услы­хав­ши, охот­но испол­нил.
Сам же царь Мене­лай в покой бла­го­вон­ный спу­стил­ся,

    ἀγχίμολον δέ οἱ ἦλθε Βοηθοΐδης Ἐτεωνεύς,
ἀνστὰς ἐξ εὐνῆς, ἐπεὶ οὐ πολὺ ναῖεν ἀπ᾽ αὐτοῦ·
τὸν πῦρ κῆαι ἄνωγε βοὴν ἀγαθὸς Μενέλαος
ὀπτῆσαί τε κρεῶν· ὁ δ᾽ ἄρ᾽ οὐκ ἀπίθησεν ἀκούσας.
αὐτὸς δ᾽ ἐς θάλαμον κατεβήσετο κηώεντα,

100     Но не один. С ним вме­сте Еле­на пошла с Мега­пен­фом.
После того как при­шел, где богат­ства его нахо­ди­лись,
Взял дву­руч­ную чашу Атрид Мене­лай, Мега­пен­фу ж,
Сыну, взять при­ка­зал кра­тер пре­вос­ход­ной работы,
Из сереб­ра. К сун­ду­ку подо­шла в это вре­мя Еле­на.

    οὐκ οἶος, ἅμα τῷ γ᾽ Ἑλένη κίε καὶ Μεγαπένθης.
ἀλλ᾽ ὅτε δή ῥ᾽ ἵκανον ὅθι κειμήλια κεῖτο,
Ἀτρεΐδης μὲν ἔπειτα δέπας λάβεν ἀμφικύπελλον,
υἱὸν δὲ κρητῆρα φέρειν Μεγαπένθε᾽ ἄνωγεν
ἀργύρεον· Ἑλένη δὲ παρίστατο φωριαμοῖσιν,

105     Мно­го там пеп­ло­сов было узор­ных ее руко­де­лья.
Выбрав один, понес­ла его свет меж­ду жен­щин Еле­на, —
Самый боль­шой и узор­ным шитьем наи­бо­ле пре­крас­ный,
Све­том подоб­ный звезде; на дне он лежал под дру­ги­ми.
Вый­дя, они к Теле­ма­ху пошли через ком­на­ты дома,

    ἔνθ᾽ ἔσαν οἱ πέπλοι παμποίκιλοι, οὓς κάμεν αὐτή.
τῶν ἕν᾽ ἀειραμένη Ἑλένη φέρε, δῖα γυναικῶν,
ὃς κάλλιστος ἔην ποικίλμασιν ἠδὲ μέγιστος,
ἀστὴρ δ᾽ ὣς ἀπέλαμπεν· ἔκειτο δὲ νείατος ἄλλων.
βὰν δ᾽ ἰέναι προτέρω διὰ δώματος, ἧος ἵκοντο

110     И Одис­се­е­ву сыну ска­зал Мене­лай русо­куд­рый:
«Пусть воз­вра­ще­нье домой, Теле­мах, как ты серд­цем жела­ешь,
Так и устро­ит тебе супруг гро­мо­ме­чу­щий Геры!
Дам я пода­рок, кото­рый дав­но уж лежит в моем доме,
Самый пре­крас­ный меж все­ми подар­ка­ми, самый почет­ный.

    Τηλέμαχον· τὸν δὲ προσέφη ξανθὸς Μενέλαος·
«Τηλέμαχ᾽, ἦ τοι νόστον, ὅπως φρεσὶ σῇσι μενοινᾷς,
ὥς τοι Ζεὺς τελέσειεν, ἐρίγδουπος πόσις Ἥρης.
δώρων δ᾽, ὅσσ᾽ ἐν ἐμῷ οἴκῳ κειμήλια κεῖται,
δώσω ὃ κάλλιστον καὶ τιμηέστατόν ἐστι.

115     Дам я в пода­рок тебе кра­тер пре­вос­ход­ной работы;
Из сереб­ра он отлит, а края у него золотые.
Сде­лан Гефе­стом. Его пода­рил мне Федим бла­го­род­ный,
Царь сидон­цев, когда его дом при моем воз­вра­ще­ньи
Всех нас радуш­но покрыл. Кра­тер тот тебе пода­рю я».

    δώσω τοι κρητῆρα τετυγμένον· ἀργύρεος δὲ
ἐστὶν ἅπας, χρυσῷ δ᾽ ἐπὶ χείλεα κεκράανται,
ἔργον δ᾽ Ἡφαίστοιο· πόρεν δέ ἑ Φαίδιμος ἥρως,
Σιδονίων βασιλεύς, ὅθ᾽ ἑὸς δόμος ἀμφεκάλυψε
κεῖσέ με νοστήσαντα· τεῒν δ᾽ ἐθέλω τόδ᾽ ὀπάσσαι».

120     Так про­мол­вил Атрид и вру­чил ему кубок дву­руч­ный.
Дюжий меж тем Мега­пенф при­нес на себе и поста­вил
Пред Теле­ма­хом на зем­лю кра­тер, боль­шой и бле­стя­щий,
Из сереб­ра. Подо­шла и пре­крас­ная ликом Еле­на,
Пеп­лос неся на руках, и, назвав Теле­ма­ха, ска­за­ла:

    Ὣς εἰπὼν ἐν χειρὶ τίθει δέπας ἀμφικύπελλον
ἥρως Ἀτρεΐδης· ὁ δ᾽ ἄρα κρητῆρα φαεινὸν
θῆκ᾽ αὐτοῦ προπάροιθε φέρων κρατερὸς Μεγαπένθης,
ἀργύρεον· Ἑλένη δὲ παρίστατο καλλιπάρῃος
πέπλον ἔχουσ᾽ ἐν χερσίν, ἔπος τ᾽ ἔφατ᾽ ἔκ τ᾽ ὀνόμαζε·

125     «Этот пода­рок тебе от меня, воз­люб­лен­ный сын мой!
Вспом­ни Еле­ни­ны руки, когда это пла­тье наденет
В сва­деб­ный час мно­гож­дан­ный неве­ста твоя. А пока­мест
Мате­ри дай его спря­тать. А ты у меня воз­вра­щай­ся,
Раду­ясь, в дом твой пре­крас­ный и в милую зем­лю род­ную».

    «Δῶρόν τοι καὶ ἐγώ, τέκνον φίλε, τοῦτο δίδωμι,
μνῆμ᾽ Ἑλένης χειρῶν, πολυηράτου ἐς γάμου ὥρην,
σῇ ἀλόχῳ φορέειν· τῆος δὲ φίλῃ παρὰ μητρὶ
κείσθω ἐνὶ μεγάρῳ. σὺ δέ μοι χαίρων ἀφίκοιο
οἶκον ἐϋκτίμενον καὶ σὴν ἐς πατρίδα γαῖαν».

130     Так ска­зав­ши, вру­чи­ла ему. Он с радо­стью при­нял.
Взял Писи­страт бла­го­род­ный подар­ки и все в колес­нич­ный
Кузов сло­жил, с удив­ле­ни­ем их перед тем оглядев­ши.
В дом свой обо­их гостей повел Мене­лай русо­куд­рый.
Все, вой­дя во дво­рец, рас­се­лись по крес­лам и сту­льям.

    Ὣς εἰποῦσ᾽ ἐν χερσὶ τίθει, ὁ δ᾽ ἐδέξατο χαίρων.
καὶ τὰ μὲν ἐς πείρινθα τίθει Πεισίστρατος ἥρως
δεξάμενος, καὶ πάντα ἑῷ θηήσατο θυμῷ·
τοὺς δ᾽ ἦγε πρὸς δῶμα κάρη ξανθὸς Μενέλαος.
ἑζέσθην δ᾽ ἄρ᾽ ἔπειτα κατὰ κλισμούς τε θρόνους τε.

135     Тот­час пре­крас­ный кув­шин золо­той с руко­мой­ной водою
В тазе сереб­ря­ном был перед ними постав­лен слу­жан­кой
Для умы­ва­ния. После рас­ста­ви­ла стол она глад­кий.
Хлеб поло­жи­ла пред ними почтен­ная ключ­ни­ца, мно­го
Куша­ний раз­ных при­ба­вив, охот­но их дав из запа­сов.

    χέρνιβα δ᾽ ἀμφίπολος προχόῳ ἐπέχευε φέρουσα
καλῇ χρυσείῃ, ὑπὲρ ἀργυρέοιο λέβητος,
νίψασθαι· παρὰ δὲ ξεστὴν ἐτάνυσσε τράπεζαν.
σῖτον δ᾽ αἰδοίη ταμίη παρέθηκε φέρουσα·
εἴδατα πόλλ᾽ ἐπιθεῖσα, χαριζομένη παρεόντων·

140     Мясо же Бое­фо­ид на части раз­ре­зал и роздал.
Был вино­чер­пи­ем сын Мене­лая, покры­то­го сла­вой.
Руки немед­лен­но к пище гото­вой они протя­ну­ли.
После того как жела­нье питья и еды уто­ли­ли,
Оба они — Теле­мах и Несто­ров сын бла­го­род­ный —

    πὰρ δὲ Βοηθοΐδης κρέα δαίετο καὶ νέμε μοίρας·
οἰνοχόει δ᾽ υἱὸς Μενελάου κυδαλίμοιο.
οἱ δ᾽ ἐπ᾽ ὀνείαθ᾽ ἑτοῖμα προκείμενα χεῖρας ἴαλλον.
αὐτὰρ ἐπεὶ πόσιος καὶ ἐδητύος ἐξ ἔρον ἕντο,
δὴ τότε Τηλέμαχος καὶ Νέστορος ἀγλαὸς υἱὸς

145     Быст­рых коней запряг­ли и, на пест­рую став колес­ни­цу,
Пря­мо от дома к воротам поеха­ли пор­ти­ком звон­ким.
Сле­дом за ними пошел Атрид Мене­лай русо­куд­рый,
Чашу дер­жа золотую с искри­стым вином медо­слад­ким
В пра­вой руке, чтоб пусти­лись в доро­гу, свер­шив воз­ли­я­нье.

    ἵππους τε ζεύγνυντ᾽ ἀνά θ᾽ ἅρματα ποικίλ᾽ ἔβαινον,
ἐκ δ᾽ ἔλασαν προθύροιο καὶ αἰθούσης ἐριδούπου.
τοὺς δὲ μετ᾽ Ἀτρεΐδης ἔκιε ξανθὸς Μενέλαος,
οἶνον ἔχων ἐν χειρὶ μελίφρονα δεξιτερῆφι,
ἐν δέπαϊ χρυσέῳ, ὄφρα λείψαντε κιοίτην.

150     Пред колес­ни­цею стал и, при­вет­ст­вуя пут­ни­ков, мол­вил:
«Радуй­тесь, юно­ши! Так­же и Несто­ру, пас­ты­рю вой­ска,
Мой передай­те при­вет! Со мною был добр, как отец, он
В те вре­ме­на, как ахей­цев сыны вое­ва­ли под Тро­ей».
Так Мене­лаю в ответ Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:

    στῆ δ᾽ ἵππων προπάροιθε, δεδισκόμενος δὲ προσηύδα·
«Χαίρετον, ὦ κούρω, καὶ Νέστορι ποιμένι λαῶν
εἰπεῖν· ἦ γὰρ ἐμοί γε πατὴρ ὣς ἤπιος ἦεν,
ἧος ἐνὶ Τροίῃ πολεμίζομεν υἷες Ἀχαιῶν».
Τὸν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·

155     «Да, конеч­но, пито­мец Зеве­са, — как толь­ко при­е­дем,
Все я ему сооб­щу, что ска­зал ты. О, если бы так­же
Я, воз­вра­тив­шись в Ита­ку и дома застав Одис­сея,
Мог и ему рас­ска­зать, с какою меня ты любо­вью
При­нял, какие и сколь­ко подар­ков с собою везу я!»

    «Καὶ λίην κείνῳ γε, διοτρεφές, ὡς ἀγορεύεις,
πάντα τάδ᾽ ἐλθόντες καταλέξομεν· αἲ γὰρ ἐγὼν ὣς
νοστήσας Ἰθάκηνδε, κιχὼν Ὀδυσῆ᾽ ἐνὶ οἴκῳ,
εἴποιμ᾽ ὡς παρὰ σεῖο τυχὼν φιλότητος ἁπάσης
ἔρχομαι, αὐτὰρ ἄγω κειμήλια πολλὰ καὶ ἐσθλά».

160     Так гово­рил он. И вдруг орел над ними про­нес­ся
Спра­ва. В ког­тях он дер­жал огром­но­го бело­го гуся.
Был на дво­ре он им пой­ман. Муж­чи­ны и жен­щи­ны сле­дом
С кри­ком бежа­ли. Орел, под­ле­тев к колес­ни­це, напра­во
Перед коня­ми мет­нул­ся. Они, как увиде­ли это,

    Ὣς ἄρα οἱ εἰπόντι ἐπέπτατο δεξιὸς ὄρνις,
αἰετὸς ἀργὴν χῆνα φέρων ὀνύχεσσι πέλωρον,
ἥμερον ἐξ αὐλῆς· οἱ δ᾽ ἰΰζοντες ἕποντο
ἀνέρες ἠδὲ γυναῖκες· ὁ δέ σφισιν ἐγγύθεν ἐλθὼν
δεξιὸς ἤϊξε πρόσθ᾽ ἵππων· οἱ δὲ ἰδόντες

165     В радость при­шли, и в груди раз­го­ре­лось у каж­до­го серд­це.
Несто­ров сын Писи­страт к Мене­лаю тогда обра­тил­ся:
«Зев­сов пито­мец, вла­ды­ка мужей, Мене­лай, объ­яс­ни нам,
Божие зна­ме­нье это к тебе ли отно­сит­ся, к нам ли?»
Мол­ча сто­ял Мене­лай, люби­мец Аре­са, и думал,

    γήθησαν, καὶ πᾶσιν ἐνὶ φρεσὶ θυμὸς ἰάνθη.
τοῖσι δὲ Νεστορίδης Πεισίστρατος ἤρχετο μύθων·
«Φράζεο δή, Μενέλαε διοτρεφές, ὄρχαμε λαῶν,
ἢ νῶϊν τόδ᾽ ἔφηνε θεὸς τέρας ἦε σοὶ αὐτῷ».
Ὣς φάτο, μερμήριξε δ᾽ ἀρηΐφιλος Μενέλαος,

170     Как разъ­яс­нить без ошиб­ки все то, что пред ними слу­чи­лось.
Но, упреж­дая его, ска­за­ла цари­ца Еле­на:
«Слу­шай­те! Я истол­кую, какое об этом име­ют
Мне­ние боги и как, пола­гаю я, все совер­шит­ся.
Так же, как этот орел похи­тил домаш­не­го гуся,

    ὅππως οἱ κατὰ μοῖραν ὑποκρίναιτο νοήσας.
τὸν δ᾽ Ἑλένη τανύπεπλος ὑποφθαμένη φάτο μῦθον·
«Κλῦτέ μευ· αὐτὰρ ἐγὼ μαντεύσομαι, ὡς ἐνὶ θυμῷ
ἀθάνατοι βάλλουσι καὶ ὡς τελέεσθαι ὀΐω.
ὡς ὅδε χῆν᾽ ἥρπαξ᾽ ἀτιταλλομένην ἐνὶ οἴκῳ

175     С гор при­ле­тев­ши, где сам родил­ся и птен­цов сво­их вывел,
Так Одис­сей, истом­лен­ный стра­да­нья­ми, мно­го ски­тав­шись,
В дом свой вер­нет­ся и месть совер­шит. А быть может, уж там он,
Дома, и всем жени­хам насаж­да­ет ужас­ную гибель».
Ей на это в ответ Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:

    ἐλθὼν ἐξ ὄρεος, ὅθι οἱ γενεή τε τόκος τε,
ὣς Ὀδυσεὺς κακὰ πολλὰ παθὼν καὶ πόλλ᾽ ἐπαληθεὶς
οἴκαδε νοστήσει καὶ τίσεται· ἠὲ καὶ ἤδη
οἴκοι, ἀτὰρ μνηστῆρσι κακὸν πάντεσσι φυτεύει».
Τὴν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·

180     «Если б решил это так супруг гро­мо­ме­чу­щий Геры,
Я бы и там у себя молил­ся тебе, как богине!»
Так ска­зав­ши, стег­нул лоша­дей он. Стре­ми­тель­но кони
С топотом гром­ким помча­лись впе­ред через город к рав­нине.
Целый день напро­лет, сотря­сая ярмо, они мча­лись.

    «Οὕτω νῦν Ζεὺς θείη, ἐρίγδουπος πόσις Ἥρης·
τῷ κέν τοι καὶ κεῖθι θεῷ ὣς εὐχετοῴμην».
Ἦ καὶ ἐφ᾽ ἵπποιϊν μάστιν βάλεν· οἱ δὲ μάλ᾽ ὦκα
ἤϊξαν πεδίονδε διὰ πτόλιος μεμαῶτες.
οἱ δὲ πανημέριοι σεῖον ζυγὸν ἀμφὶς ἔχοντες.

185     Солн­це тем вре­ме­нем село, и тенью покры­лись доро­ги.
При­бы­ли в Феры они и заеха­ли в дом к Дио­клею.
Был он сын Орти­ло­ха, рож­ден­но­го богом Алфе­ем.
Там они ночь про­ве­ли, и он пре­под­нес им гостин­цы.
Рано рож­ден­ная вышла из тьмы розо­пер­стая Эос.

    δύσετό τ᾽ ἠέλιος σκιόωντό τε πᾶσαι ἀγυιαί·
ἐς Φηρὰς δ᾽ ἵκοντο Διοκλῆος ποτὶ δῶμα,
υἱέος Ὀρτιλόχοιο, τὸν Ἀλφειὸς τέκε παῖδα.
ἔνθα δὲ νύκτ᾽ ἄεσαν ὁ δὲ τοῖς πὰρ ξείνια θῆκεν.
Ἦμος δ᾽ ἠριγένεια φάνη ῥοδοδάκτυλος Ἠώς,

190     Гости коней запряг­ли и, на пест­рую став колес­ни­цу,
Пря­мо от дома к воротам поеха­ли пор­ти­ком звон­ким.
Там хлест­нул лоша­дей Писи­страт, и они поле­те­ли.
В Пилос ско­ро при­еха­ли пут­ни­ки, в город высо­кий.
К сыну Несто­ра с речью тогда Теле­мах обра­тил­ся:

    ἵππους τε ζεύγνυντ᾽ ἀνά θ᾽ ἅρματα ποικίλ᾽ ἔβαινον,
ἐκ δ᾽ ἔλασαν προθύροιο καὶ αἰθούσης ἐριδούπου·
μάστιξεν δ᾽ ἐλάαν, τὼ δ᾽ οὐκ ἄκοντε πετέσθην.
αἶψα δ᾽ ἔπειθ᾽ ἵκοντο Πύλου αἰπὺ πτολίεθρον·
καὶ τότε Τηλέμαχος προσεφώνεε Νέστορος υἱόν·

195     «Не согла­сишь­ся ли ты, Несто­рид, обе­щать мне испол­нить
Прось­бу мою? Ведь дав­но мы по друж­бе отцов­ской ста­рин­ной
Гости друг дру­гу. С тобою ровес­ни­ки мы и года­ми.
А с путе­ше­ст­ви­ем этим еще мы ста­но­вим­ся бли­же.
Вон мой корабль! Сса­ди меня там. Не вези меня даль­ше.

    «Νεστορίδη, πῶς κέν μοι ὑποσχόμενος τελέσειας
μῦθον ἐμόν; ξεῖνοι δὲ διαμπερὲς εὐχόμεθ᾽ εἶναι
ἐκ πατέρων φιλότητος, ἀτὰρ καὶ ὁμήλικές εἰμεν·
ἥδε δ᾽ ὁδὸς καὶ μᾶλλον ὁμοφροσύνῃσιν ἐνήσει.
μή με παρὲξ ἄγε νῆα, διοτρεφές, ἀλλὰ λίπ᾽ αὐτοῦ,

200     Как бы ста­рик, я боюсь, меня уго­стить поже­лав­ши,
Не задер­жал у себя. А ехать мне нуж­но ско­рее».
Так он ска­зал. Несто­рид обду­мы­вать стал в сво­ем духе,
Как бы получ­ше ему испол­нить свое обе­ща­нье.
Вот что, тща­тель­но все обсудив, наи­луч­шим при­знал он:

    μή μ᾽ ὁ γέρων ἀέκοντα κατάσχῃ ᾧ ἐνὶ οἴκῳ
ἱέμενος φιλέειν· ἐμὲ δὲ χρεὼ θᾶσσον ἱκέσθαι».
Ὣς φάτο, Νεστορίδης δ᾽ ἄρ᾽ ἑῷ συμφράσσατο θυμῷ,
ὅππως οἱ κατὰ μοῖραν ὑποσχόμενος τελέσειεν.
ὧδε δέ οἱ φρονέοντι δοάσσατο κέρδιον εἶναι·

205     Пово­ро­тил лоша­дей к кораб­лю быст­ро­ход­но­му, к морю,
Там на кор­му кораб­ля подар­ки пре­крас­ные вынес —
Золо­то, пла­тье и все, что дал Мене­лай Теле­ма­ху,
И, обо­д­ряя его, сло­ва окры­лен­ные мол­вил:
«Ну-ка, всхо­ди поско­рей на корабль, и това­ри­щи так­же,

    στρέψ᾽ ἵππους ἐπὶ νῆα θοὴν καὶ θῖνα θαλάσσης,
νηῒ δ᾽ ἐνὶ πρύμνῃ ἐξαίνυτο κάλλιμα δῶρα,
ἐσθῆτα χρυσόν τε, τά οἱ Μενέλαος ἔδωκε·
καί μιν ἐποτρύνων ἔπεα πτερόεντα προσηύδα·
«Σπουδῇ νῦν ἀνάβαινε κέλευέ τε πάντας ἑταίρους,

210     Рань­ше, чем, в дом воротясь, обо всем ста­ри­ку рас­ска­жу я.
Я хоро­шо это знаю — и серд­цем и духом я знаю:
Очень он духом настой­чив, тебя ни за что не отпу­стит,
Явит­ся сам при­гла­шать и навряд ли к себе воз­вра­тит­ся
В дом без тебя. Но сер­дить­ся во вся­ком он слу­чае будет».

    πρὶν ἐμὲ οἴκαδ᾽ ἱκέσθαι ἀπαγγεῖλαί τε γέροντι.
εὖ γὰρ ἐγὼ τόδε οἶδα κατὰ φρένα καὶ κατὰ θυμόν·
οἷος κείνου θυμὸς ὑπέρβιος, οὔ σε μεθήσει,
ἀλλ᾽ αὐτὸς καλέων δεῦρ᾽ εἴσεται, οὐδέ ἕ φημι
ἂψ ἰέναι κενεόν· μάλα γὰρ κεχολώσεται ἔμπης».

215     Так ска­зав­ши, погнал Писи­страт лоша­дей густо­гри­вых
В город пилос­цев обрат­но и до дому ско­ро дое­хал.
А Теле­мах, побуж­дая това­ри­щей, так при­ка­зал им:
«На кораб­ле нашем чер­ном готовь­те, това­ри­щи, сна­сти,
Сами ж взой­дем на корабль. Пора отправ­лять­ся в доро­гу».

    Ὣς ἄρα φωνήσας ἔλασεν καλλίτριχας ἵππους
ἂψ Πυλίων εἰς ἄστυ, θοῶς δ᾽ ἄρα δώμαθ᾽ ἵκανε.
Τηλέμαχος δ᾽ ἑτάροισιν ἐποτρύνων ἐκέλευσεν·
«Ἐγκοσμεῖτε τὰ τεύχε᾽, ἑταῖροι, νηῒ μελαίνῃ,
αὐτοί τ᾽ ἀμβαίνωμεν, ἵνα πρήσσωμεν ὁδοῖο».

220     Так гово­рил он. Охот­но при­ка­зу они под­чи­ни­лись,
Быст­ро взо­шли на корабль и на лав­ки к уклю­чи­нам сели.
Он пред кор­мой кора­бель­ной молил­ся Афине и жерт­ву
Ей при­но­сил. В это вре­мя к нему подо­шел незна­ко­мец,
Муж чуже­даль­ний. Бежал он из Аргоса, мужа убив­ши.

    Ὣς ἔφαθ᾽, οἱ δ᾽ ἄρα τοῦ μάλα μὲν κλύον ἠδ᾽ ἐπίθοντο,
αἶψα δ᾽ ἄρ᾽ εἴσβαινον καὶ ἐπὶ κληῗσι καθῖζον.
Ἦ τοι ὁ μὲν τὰ πονεῖτο καὶ εὔχετο, θῦε δ᾽ Ἀθήνῃ
νηῒ πάρα πρυμνῇ· σχεδόθεν δέ οἱ ἤλυθεν ἀνὴρ
τηλεδαπός, φεύγων ἐξ Ἄργεος ἄνδρα κατακτάς,

225     Был про­ри­ца­те­лем. Род же свой вел от Мелам­па, кото­рый
В овце­пи­та­тель­ном Пило­се неко­гда жил, выда­вал­ся
Меж­ду пилос­цев дру­гих и богат­ст­вом и домом пре­крас­ным.
Ско­ро в дру­гую стра­ну он уехал, бежав из отчиз­ны
Прочь от лихо­го Нелея, слав­ней­ше­го меж­ду живу­щих.

    μάντις· ἀτὰρ γενεήν γε Μελάμποδος ἔκγονος ἦεν,
ὃς πρὶν μέν ποτ᾽ ἔναιε Πύλῳ ἔνι, μητέρι μήλων,
ἀφνειὸς Πυλίοισι μέγ᾽ ἔξοχα δώματα ναίων·
δὴ τότε γ᾽ ἄλλων δῆμον ἀφίκετο, πατρίδα φεύγων
Νηλέα τε μεγάθυμον, ἀγαυότατον ζωόντων,

230     Мно­гим его досто­я­ньем Нелей в про­дол­же­ние года
Силой в то вре­мя вла­дел, как Меламп у Фила­ка в жили­ще
В тяж­ких око­вах лежал, боль­шим под­вер­га­ясь стра­да­ньям:
Дочь Нелея решил он добыть в ослеп­ле­нии тяж­ком,
Вло­жен­ном в серд­це ему эрин­ни­ей, гроз­ной боги­ней.

    ὅς οἱ χρήματα πολλὰ τελεσφόρον εἰς ἐνιαυτὸν
εἶχε βίῃ. ὁ δὲ τῆος ἐνὶ μεγάροις Φυλάκοιο
δεσμῷ ἐν ἀργαλέῳ δέδετο, κρατέρ᾽ ἄλγεα πάσχων
εἵνεκα Νηλῆος κούρης ἄτης τε βαρείης,
τήν οἱ ἐπὶ φρεσὶ θῆκε θεὰ δασπλῆτις Ἐρινύς.

235     Керы, одна­ко, избег он и в Пилос при­гнал из Фила­ки
Гром­ко мыча­щих коров. Ото­мстил он вла­ды­ке Нелею
За нехо­ро­ший посту­пок его. При­вел и супру­гу
Бра­ту люби­мо­му, сам же в дру­гую стра­ну уда­лил­ся,
В Аргос коне­бо­га­тый: судь­бой пред­на­зна­че­но было

    ἀλλ᾽ ὁ μὲν ἔκφυγε κῆρα καὶ ἤλασε βοῦς ἐριμύκους
ἐς Πύλον ἐκ Φυλάκης καὶ ἐτίσατο ἔργον ἀεικὲς
ἀντίθεον Νηλῆα, κασιγνήτῳ δὲ γυναῖκα
ἠγάγετο πρὸς δώμαθ᾽. ὁ δ᾽ ἄλλων ἵκετο δῆμον,
Ἄργος ἐς ἱππόβοτον· τόθι γάρ νύ οἱ αἴσιμον ἦεν

240     Жить ему в этой стране пове­ли­те­лем мно­гих аргос­цев.
Там он женил­ся и дом себе выстро­ил с кров­лей высо­кой.
Мощ­ных сынов, Анти­фа­та и Ман­тия, на свет родил он.
У Анти­фа­та же сын Оиклей родил­ся креп­ко­душ­ный.
Амфи­а­рай, воз­буди­тель сра­же­ний, рож­ден Оикле­ем.

    ναιέμεναι πολλοῖσιν ἀνάσσοντ᾽ Ἀργείοισιν
ἔνθα δ᾽ ἔγημε γυναῖκα καὶ ὑψερεφὲς θέτο δῶμα,
γείνατο δ᾽ Ἀντιφάτην καὶ Μάντιον, υἷε κραταιώ.
Ἀντιφάτης μὲν ἔτικτεν Ὀϊκλῆα μεγάθυμον,
αὐτὰρ Ὀϊκλείης λαοσσόον Ἀμφιάραον,

245     Вся­че­ской был он любо­вью сер­деч­но любим и Кро­нидом
И Апол­ло­ном. Одна­ко не смог он достиг­нуть поро­га
Ста­ро­сти: в Фивах его зла­то­лю­бье жены погу­би­ло.
Сына два у него роди­лось, Амфи­лох и Алк­ма­он.
Ман­тий двух сыно­вей поро­дил, Пали­фей­да и Кли­та.

    ὃν περὶ κῆρι φίλει Ζεύς τ᾽ αἰγίοχος καὶ Ἀπόλλων
παντοίην φιλότητ᾽· οὐδ᾽ ἵκετο γήραος οὐδόν,
ἀλλ᾽ ὄλετ᾽ ἐν Θήβῃσι γυναίων εἵνεκα δώρων.
τοῦ δ᾽ υἱεῖς ἐγένοντ᾽ Ἀλκμαίων Ἀμφίλοχός τε.
Μάντιος αὖ τέκετο Πολυφείδεά τε Κλεῖτόν τε·

250     Клит был похи­щен с зем­ли зла­тотрон­ною Эос боги­ней
Из-за его кра­соты, чтобы жил он в собра­ньи бес­смерт­ных.
А Пали­фей­да над­мен­но­го сде­лал гада­те­лем слав­ным
После смер­ти отца Апол­лон, даль­но­ст­рель­ный вла­ды­ка.
Он в Гипе­ре­сию жить пере­ехал, с отцом не пола­див.

    ἀλλ᾽ ἦ τοι Κλεῖτον χρυσόθρονος ἥρπασεν Ἠὼς
κάλλεος εἵνεκα οἷο, ἵν᾽ ἀθανάτοισι μετείη·
αὐτὰρ ὑπέρθυμον Πολυφείδεα μάντιν Ἀπόλλων
θῆκε βροτῶν ὄχ᾽ ἄριστον, ἐπεὶ θάνεν Ἀμφιάραος·
ὅς ῥ᾽ Ὑπερησίηνδ᾽ ἀπενάσσατο πατρὶ χολωθείς,

255     Там оби­тая, давал пред­ска­за­ния смерт­ным он людям.
Сын-то его к Теле­ма­ху тогда и при­бли­зил­ся. Было
Фео­кли­мен ему имя. Свер­шал Теле­мах в это вре­мя
Перед кор­мой кораб­ля воз­ли­я­нье и жар­ко молил­ся.
Гром­ко стран­ник ему сло­ва окры­лен­ные мол­вил:

    ἔνθ᾽ ὅ γε ναιετάων μαντεύετο πᾶσι βροτοῖσιν.
Τοῦ μὲν ἄρ᾽ υἱὸς ἐπῆλθε, Θεοκλύμενος δ᾽ ὄνομ᾽ ἦεν,
ὃς τότε Τηλεμάχου πέλας ἵστατο· τὸν δ᾽ ἐκίχανεν
σπένδοντ᾽ εὐχόμενόν τε θοῇ παρὰ νηῒ μελαίνῃ,
καί μιν φωνήσας ἔπεα πτερόεντα προσηύδα·

260     «Так как, друг, при­но­ся­щим тут жерт­ву тебя застаю я,
То ради жерт­вы молю, молю ради бога, а так­же
Ради тво­ей голо­вы и голов тво­их спут­ни­ков вер­ных, —
Дай мне ответ на вопро­сы мои, ниче­го не скры­вая:
Кто ты? Роди­те­ли кто? Из како­го ты горо­да родом?»

    «Ὦ φίλ᾽, ἐπεί σε θύοντα κιχάνω τῷδ᾽ ἐνὶ χώρῳ,
λίσσομ᾽ ὑπὲρ θυέων καὶ δαίμονος, αὐτὰρ ἔπειτα
σῆς τ᾽ αὐτοῦ κεφαλῆς καὶ ἑταίρων, οἵ τοι ἕπονται,
εἰπέ μοι εἰρομένῳ νημερτέα μηδ᾽ ἐπικεύσῃς·
τίς πόθεν εἶς ἀνδρῶν; πόθι τοι πόλις ἠδὲ τοκῆες;»

265     Фео­климе­ну в ответ Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:
«Стран­ник, отве­чу на это тебе совер­шен­но прав­ди­во.
Я на Ита­ке рож­ден. Мой отец — Одис­сей бого­рав­ный.
Был им когда-то. Теперь же он гибе­лью злою постиг­нут.
Вот поче­му в кораб­ле чер­но­бо­ком, това­ри­щей взяв­ши,

    Τὸν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·
«Τοιγὰρ ἐγώ τοι, ξεῖνε, μάλ᾽ ἀτρεκέως ἀγορεύσω.
ἐξ Ἰθάκης γένος εἰμί, πατὴρ δέ μοί ἐστιν Ὀδυσσεύς,
εἴ ποτ᾽ ἔην· νῦν δ᾽ ἤδη ἀπέφθιτο λυγρῷ ὀλέθρῳ.
τοὔνεκα νῦν ἑτάρους τε λαβὼν καὶ νῆα μέλαιναν

270     При­был сюда я, чтоб вести собрать об отце запро­пав­шем».
Фео­кли­мен бого­вид­ный в ответ Теле­ма­ху про­мол­вил:
«Так вот и я из отчиз­ны, убив сопле­мен­но­го мужа.
В Арго­се коне­бо­га­том и бра­тьев и срод­ни­ков мно­го
Есть у него, и могу­ще­ство их вели­ко средь ахей­цев.

    ἦλθον πευσόμενος πατρὸς δὴν οἰχομένοιο».
Τὸν δ᾽ αὖτε προσέειπε Θεοκλύμενος θεοειδής·
«Οὕτω τοι καὶ ἐγὼν ἐκ πατρίδος, ἄνδρα κατακτὰς
ἔμφυλον· πολλοὶ δὲ κασίγνητοί τε ἔται τε
Ἄργος ἀν᾽ ἱππόβοτον, μέγα δὲ κρατέουσιν Ἀχαιῶν.

275     Гибель и чер­ная Кера меня через них ожида­ла.
Я убе­жал. И теперь мне судь­ба меж­ду смерт­ных ски­тать­ся.
Я умо­ляю тебя, возь­ми бег­ле­ца на корабль свой!
Ина­че будет мне смерть. За мною, как вид­но, пого­ня».
Так на это ему Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:

    τῶν ὑπαλευάμενος θάνατον καὶ κῆρα μέλαιναν
φεύγω, ἐπεί νύ μοι αἶσα κατ᾽ ἀνθρώπους ἀλάλησθαι.
ἀλλά με νηὸς ἔφεσσαι, ἐπεί σε φυγὼν ἱκέτευσα,
μή με κατακτείνωσι· διωκέμεναι γὰρ ὀΐω».
Τὸν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·

280     «Раз ты жела­ешь, отка­за не будет тебе. Под­ни­май­ся
К нам на корабль. А при­е­дем, радуш­но при­му тебя дома».
Фео­климе­ну отве­тив­ши так, Теле­мах от ски­таль­ца
При­нял копье и его поло­жил на помост кора­бель­ный,
Так­же и сам под­нял­ся на быст­рый корабль море­ход­ный,

    «Οὐ μὲν δή σ᾽ ἐθέλοντά γ᾽ ἀπώσω νηὸς ἐΐσης,
ἀλλ᾽ ἕπευ· αὐτὰρ κεῖθι φιλήσεαι, οἷά κ᾽ ἔχωμεν».
Ὣς ἄρα φωνήσας οἱ ἐδέξατο χάλκεον ἔγχος,
καὶ τό γ᾽ ἐπ᾽ ἰκριόφιν τάνυσεν νεὸς ἀμφιελίσσης·
ἂν δὲ καὶ αὐτὸς νηὸς ἐβήσετο ποντοπόροιο.

285     Сел на кор­ме кора­бель­ной, а воз­ле него поме­стил­ся
Фео­кли­мен. Отвя­за­ли они судо­вые при­ча­лы.
Тут Теле­мах, обо­д­ряя това­ри­щей, им при­спо­со­бить
Сна­сти велел, и они при­ка­за­нью его под­чи­ни­лись.
Мач­ту ело­вую разом под­ня­ли, внут­ри утвер­ди­ли

    ἐν πρύμνῃ δ᾽ ἄρ᾽ ἔπειτα καθέζετο, πὰρ δὲ οἷ αὐτῷ
εἷσε Θεοκλύμενον· τοὶ δὲ πρυμνήσι᾽ ἔλυσαν.
Τηλέμαχος δ᾽ ἑτάροισιν ἐποτρύνας ἐκέλευσεν
ὅπλων ἅπτεσθαι· τοὶ δ᾽ ἐσσυμένως ἐπίθοντο.
ἱστὸν δ᾽ εἰλάτινον κοίλης ἔντοσθε μεσόδμης

290     В проч­ном гнезде и ее при­вя­за­ли кана­та­ми к носу.
Белый потом натя­ну­ли рем­ня­ми пле­те­ны­ми парус.
Бла­го­при­ят­ный им ветер посла­ла Пал­ла­да Афи­на.
С бур­ною силой он дул сквозь эфир, чтоб как мож­но ско­рее
Путь свой корабль совер­шал соле­ною вла­гою моря.

    στῆσαν ἀείραντες, κατὰ δὲ προτόνοισιν ἔδησαν,
ἕλκον δ᾽ ἱστία λευκὰ ἐϋστρέπτοισι βοεῦσι.
τοῖσιν δ᾽ ἴκμενον οὖρον ἵει γλαυκῶπις Ἀθήνη,
λάβρον ἐπαιγίζοντα δι᾽ αἰθέρος, ὄφρα τάχιστα
νηῦς ἀνύσειε θέουσα θαλάσσης ἁλμυρὸν ὕδωρ.

295     Кру­ны они мино­ва­ли и ясные струи Хал­киды.
Солн­це меж тем зака­ти­лось, и тенью покры­лись доро­ги.
Зев­со­вым вет­ром гони­мый, шел к Феям корабль Теле­ма­ха
Мимо Элиды свя­щен­ной, кото­рой вла­де­ют епей­цы.
На ост­ро­ва Теле­мах корабль свой оттуда напра­вил.

    βὰν δὲ παρὰ Κρουνοὺς καὶ Χαλκίδα καλλιρέεθρον.
Δύσετό τ᾽ ἠέλιος σκιόωντό τε πᾶσαι ἀγυιαί·
ἡ δὲ Φεὰς ἐπέβαλλεν ἐπειγομένη Διὸς οὔρῳ
ἠδὲ παρ᾽ Ἤλιδα δῖαν, ὅθι κρατέουσιν Ἐπειοί.
ἔνθεν δ᾽ αὖ νήσοισιν ἐπιπροέηκε θοῇσιν,

300     Плыл к ост­ро­вам он и думал, погибнет ли там иль спа­сет­ся.
Оба, меж тем, Одис­сей и с ним сви­но­пас бого­рав­ный
В хижине ужи­нать сели, а с ними мужи осталь­ные.
После того как жела­нье питья и еды уто­ли­ли,
Их спро­сил Одис­сей, испы­тать сви­но­па­са желая,

    ὁρμαίνων ἤ κεν θάνατον φύγοι ἦ κεν ἁλώῃ.
Τὼ δ᾽ αὖτ᾽ ἐν κλισίῃ Ὀδυσεὺς καὶ δῖος ὑφορβὸς
δορπείτην· παρὰ δέ σφιν ἐδόρπεον ἀνέρες ἄλλοι.
αὐτὰρ ἐπεὶ πόσιος καὶ ἐδητύος ἐξ ἔρον ἕντο,
τοῖς δ᾽ Ὀδυσεὺς μετέειπε, συβώτεω πειρητίζων,

305     При­мет ли он его здесь и радуш­но пред­ло­жит остать­ся
В хижине или ему пре­до­ста­вит отпра­вить­ся в город:
«Слу­шай, Евмей, и послу­шай­те все вы, това­ри­щи! В город
Зав­тра с рас­све­том хочу я пой­ти соби­рать пода­я­нье,
Чтобы не делать тебе и това­ри­щам лиш­них убыт­ков.

    ἤ μιν ἔτ᾽ ἐνδυκέως φιλέοι μεῖναί τε κελεύοι
αὐτοῦ ἐνὶ σταθμῷ, ἦ ὀτρύνειε πόλινδε·
«Κέκλυθι νῦν, Εὔμαιε, καὶ ἄλλοι πάντες ἑταῖροι·
ἠῶθεν προτὶ ἄστυ λιλαίομαι ἀπονέεσθαι
πτωχεύσων, ἵνα μή σε κατατρύχω καὶ ἑταίρους.

310     Ты ж научи на доро­гу и спут­ни­ка дай мне, кото­рый
В город меня про­во­дил бы. А там уже волей-нево­лей
Буду бро­дить я один — не даст ли мне кто-нибудь хле­ба
Или гло­точ­ка вина. Я к дому пой­ду Одис­сея.
Мно­го я мог бы вестей сооб­щить Пене­ло­пе разум­ной.

    ἀλλά μοι εὖ θ᾽ ὑπόθευ καὶ ἅμ᾽ ἡγεμόν᾽ ἐσθλὸν ὄπασσον
ὅς κέ με κεῖσ᾽ ἀγάγῃ· κατὰ δὲ πτόλιν αὐτὸς ἀνάγκῃ
πλάγξομαι, αἴ κέν τις κοτύλην καὶ πύρνον ὀρέξῃ.
καί κ᾽ ἐλθὼν πρὸς δώματ᾽ Ὀδυσσῆος θείοιο
ἀγγελίην εἴποιμι περίφρονι Πηνελοπείῃ,

315     Я бы там и в тол­пу жени­хов заме­шал­ся над­мен­ных.
Яств у них мно­го. Когда бы они пообедать мне дали,
Я бы им тот­час при­слу­жи­вать стал, в чем они поже­ла­ют.
Я тебе пря­мо ска­жу — послу­шай меня и запом­ни:
Бла­го­во­ле­ньем Гер­ме­са-вожа­то­го, бога, кото­рый

    καί κε μνηστήρεσσιν ὑπερφιάλοισι μιγείην,
εἴ μοι δεῖπνον δοῖεν ὀνείατα μυρί᾽ ἔχοντες.
αἶψά κεν εὖ δρώοιμι μετὰ σφίσιν ἅσσ᾽ ἐθέλοιεν.
ἐκ γάρ τοι ἐρέω, σὺ δὲ σύνθεο καί μευ ἄκουσον·
Ἑρμείαο ἕκητι διακτόρου, ὅς ῥά τε πάντων

320     Пре­лесть и сла­ву дает все­воз­мож­ным трудам чело­ве­ка,
Мало нашлось бы людей, кто б со мною поспо­рил в искус­стве
Дров для топ­ки сухих натас­кать, топо­ром нако­лоть их,
Мясо раз­ре­зать, под­жа­рить, напи­ток раз­лить из кра­те­ра —
Все, что для знат­ных мужей худо­род­ные дела­ют люди».

    ἀνθρώπων ἔργοισι χάριν καὶ κῦδος ὀπάζει,
δρηστοσύνῃ οὐκ ἄν μοι ἐρίσσειε βροτὸς ἄλλος,
πῦρ τ᾽ εὖ νηῆσαι διά τε ξύλα δανὰ κεάσσαι,
δαιτρεῦσαί τε καὶ ὀπτῆσαι καὶ οἰνοχοῆσαι,
οἷά τε τοῖς ἀγαθοῖσι παραδρώωσι χέρηες».

325     В гне­ве силь­ней­шем ему, Евмей сви­но­пас, ты отве­тил:
«Что это, стран­ник? Ну, как у тебя появи­лась такая
Дикая мысль? Или хочешь ты там непре­мен­но погиб­нуть?
Что вдруг тебе поже­ла­лось в тол­пу жени­хов заме­шать­ся,
Наг­лость кото­рых, наси­лья к желез­но­му небу вос­хо­дят!

    Τὸν δὲ μέγ᾽ ὀχθήσας προσέφης, Εὔμαιε συβῶτα·
«Ὤ μοι, ξεῖνε, τίη τοι ἐνὶ φρεσὶ τοῦτο νόημα
ἔπλετο; ἦ σύ γε πάγχυ λιλαίεαι αὐτόθ᾽ ὀλέσθαι.
εἰ δὴ μνηστήρων ἐθέλεις καταδῦναι ὅμιλον,
τῶν ὕβρις τε βίη τε σιδήρεον οὐρανὸν ἵκει.

330     Знай, не такие, как ты, им слу­жат, а все моло­дые;
В новые все пре­вос­ход­но оде­ты пла­щи и хито­ны;
Голо­вы сма­за­ны мас­лом обиль­но, и лица пре­крас­ны.
Вот какие им слу­жат. Сто­лы же бле­стя­щие пря­мо
Ломят­ся в доме от хле­ба, от мяса, от вин медо­слад­ких.

    οὔ τοι τοιοίδ᾽ εἰσὶν ὑποδρηστῆρες ἐκείνων,
ἀλλὰ νέοι, χλαίνας εὖ εἱμένοι ἠδὲ χιτῶνας,
αἰεὶ δὲ λιπαροὶ κεφαλὰς καὶ καλὰ πρόσωπα,
οἵ σφιν ὑποδρώωσιν· ἐΰξεστοι δὲ τράπεζαι
σίτου καὶ κρειῶν ἠδ᾽ οἴνου βεβρίθασιν.

335     Нет, оста­вай­ся у нас. Собой нико­го не стес­нишь ты.
Будем и я и дру­гие това­ри­щи все тебе рады.
После ж того как обрат­но воро­тит­ся сын Одис­се­ев,
Сам он и плащ тебе даст и хитон, чтобы мог ты одеть­ся,
И ото­шлет, куда тебя дух понуж­да­ет и серд­це».

    ἀλλὰ μέν᾽· οὐ γάρ τίς τοι ἀνιᾶται παρεόντι,
οὔτ᾽ ἐγὼ οὔτε τις ἄλλος ἑταίρων, οἵ μοι ἔασιν.
αὐτὰρ ἐπὴν ἔλθῃσιν Ὀδυσσῆος φίλος υἱός,
κεῖνός σε χλαῖνάν τε χιτῶνά τε εἵματα ἕσσει,
πέμψει δ᾽ ὅππη σε κραδίη θυμός τε κελεύει».

340     Так на это ему Одис­сей мно­го­стой­кий отве­тил:
«О, если б стал ты, Евмей, роди­те­лю Зев­су настоль­ко ж
Милым, как мне, что ски­та­нья и муки мои пре­кра­тил ты!
Нет ниче­го для людей ужас­ней ски­таль­че­ской жиз­ни.
Мно­го тяже­лых стра­да­ний дает нам про­кля­тый желудок

    Τὸν δ᾽ ἠμείβετ᾽ ἔπειτα πολύτλας δῖος Ὀδυσσεύς·
«Αἴθ᾽ οὕτως, Εὔμαιε, φίλος Διὶ πατρὶ γένοιο
ὡς ἐμοί, ὅττι μ᾽ ἔπαυσας ἄλης καὶ ὀϊζύος αἰνῆς.
πλαγκτοσύνης δ᾽ οὐκ ἔστι κακώτερον ἄλλο βροτοῖσιν·
ἀλλ᾽ ἕνεκ᾽ οὐλομένης γαστρὸς κακὰ κήδε᾽ ἔχουσιν

345     В дни, когда к нам ски­та­нья, печа­ли и беды при­хо­дят.
Раз ты здесь остав­ля­ешь меня, чтоб я ждал Теле­ма­ха,
То рас­ска­жи мне про мать Одис­сея, подоб­но­го богу,
И про отца: на поро­ге он ста­ро­сти был им поки­нут.
Живы ль еще ста­ри­ки, сия­ние видят ли солн­ца

    ἀνέρες, ὅν τιν᾽ ἵκηται ἄλη καὶ πῆμα καὶ ἄλγος.
νῦν δ᾽ ἐπεὶ ἰσχανάᾳς μεῖναι τέ με κεῖνον ἄνωγας,
εἴπ᾽ ἄγε μοι περὶ μητρὸς Ὀδυσσῆος θείοιο
πατρός θ᾽, ὃν κατέλειπεν ἰὼν ἐπὶ γήραος οὐδῷ,
ἤ που ἔτι ζώουσιν ὑπ᾽ αὐγὰς ἠελίοιο,

350     Или уж умер­ли оба и в цар­ство Аида спу­сти­лись?»
Сно­ва отве­тил ему сви­но­пас, над мужа­ми началь­ник:
«Я тебе, гость мой, на это ска­жу совер­шен­но прав­ди­во:
Жив Лаэрт. Непре­стан­но в дому сво­ем молит он Зев­са
В чле­нах дух у него уни­что­жить. Тос­ку­ет ужас­но

    ἦ ἤδη τεθνᾶσι καὶ εἰν Ἀΐδαο δόμοισι».
Τὸν δ᾽ αὖτε προσέειπε συβώτης, ὄρχαμος ἀνδρὼν·
«Τοιγὰρ ἐγώ τοι, ξεῖνε, μάλ᾽ ἀτρεκέως ἀγορεύσω.
Λαέρτης μὲν ἔτι ζώει, Διὶ δ᾽ εὔχεται αἰεὶ
θυμὸν ἀπὸ μελέων φθίσθαι οἷς ἐν μεγάροισιν·

355     Он об уехав­шем сыне сво­ем Одис­сее, а так­же
И о разум­ной супру­ге: она-то все­го его боль­ше
Смер­тью сво­ей огор­чи­ла и в ран­нюю дрях­лость поверг­ла.
Что ж до нее, то в печа­ли по сыне сво­ем зна­ме­ни­том
Жал­кою смер­тью она умер­ла. О, пусть ни один здесь

    ἐκπάγλως γὰρ παιδὸς ὀδύρεται οἰχομένοιο
κουριδίης τ᾽ ἀλόχοιο δαΐφρονος, ἥ ἑ μάλιστα
ἤκαχ᾽ ἀποφθιμένη καὶ ἐν ὠμῷ γήραϊ θῆκεν.
ἡ δ᾽ ἄχεϊ οὗ παιδὸς ἀπέφθιτο κυδαλίμοιο,
λευγαλέῳ θανάτῳ, ὡς μὴ θάνοι ὅς τις ἐμοί γε

360     Так не умрет, кто мне мил и со мной хоро­шо посту­па­ет!
Преж­де, пока­мест жила — хоть и в горь­кой печа­ли — цари­ца.
Нра­ви­лось мне ино­гда ее слу­шать и спра­ши­вать, так как
Ею вос­пи­тан я был с Ктиме­ною длин­но­одеж­ной,
Девой цве­ту­щей, из всех доче­рей ее самою млад­шей.

    ἐνθάδε ναιετάων φίλος εἴη καὶ φίλα ἔρδοι.
ὄφρα μὲν οὖν δὴ κείνη ἔην, ἀχέουσά περ ἔμπης,
τόφρα τί μοι φίλον ἔσκε μεταλλῆσαι καὶ ἐρέσθαι,
οὕνεκά μ᾽ αὐτὴ θρέψεν ἅμα Κτιμένῃ τανυπέπλῳ,
θυγατέρ᾽ ἰφθίμῃ, τὴν ὁπλοτάτην τέκε παίδων·

365     С нею я вырос, и мать лишь чуть-чуть меня мень­ше люби­ла…
После того же как оба достиг­ли мы юно­сти милой,
Выда­ли в Зам ее и взя­ли бес­чис­лен­ный выкуп.
Мне же хитон пода­ри­ла цари­ца и плащ, чтоб одеть­ся,
Очень кра­си­вые так­же для ног пода­ри­ла подош­вы

    τῇ ὁμοῦ ἐτρεφόμην, ὀλίγον δέ τί μ᾽ ἧσσον ἐτίμα.
αὐτὰρ ἐπεί ῥ᾽ ἥβην πολυήρατον ἱκόμεθ᾽ ἄμφω,
τὴν μὲν ἔπειτα Σάμηνδ᾽ ἔδοσαν καὶ μυρί᾽ ἕλοντο,
αὐτὰρ ἐμὲ χλαῖνάν τε χιτῶνά τε εἵματ᾽ ἐκείνη
καλὰ μάλ᾽ ἀμφιέσασα, ποσὶν δ᾽ ὑποδήματα δοῦσα

370     И ото­сла­ла в дерев­ню. И боль­ше еще полю­би­ла.
Да, ниче­го уже это­го нет!.. Но бла­жен­ные боги
В деле, каким я тут занят, дают мне уда­чу. Чрез это
Ем я, и пью, и с теми делюсь, кто досто­ин почте­нья.
Но от хозяй­ки теперь ни при­вет­но­го сло­ва, ни дела

    ἀγρόνδε προΐαλλε· φίλει δέ με κηρόθι μᾶλλον.
νῦν δ᾽ ἤδη τούτων ἐπιδεύομαι· ἀλλά μοι αὐτῷ
ἔργον ἀέξουσιν μάκαρες θεοὶ ᾧ ἐπιμίμνω·
τῶν ἔφαγόν τ᾽ ἔπιόν τε καὶ αἰδοίοισιν ἔδωκα.
ἐκ δ᾽ ἄρα δεσποίνης οὐ μείλιχον ἔστιν ἀκοῦσαι

375     Мы уж не слы­шим с тех пор, как несча­стие в дом наш упа­ло,
Люди над­мен­ные. Силь­но неволь­ни­кам всем бы хоте­лось
Потол­ко­вать с гос­по­жой, обо всем рас­спро­сить попо­дроб­ней,
Выпить вин­ца и поесть у нее и с таким воро­тить­ся
Чем-нибудь, что достав­ля­ет все­гда удо­воль­ст­вие слу­гам».

    οὔτ᾽ ἔπος οὔτε τι ἔργον, ἐπεὶ κακὸν ἔμπεσεν οἴκῳ,
ἄνδρες ὑπερφίαλοι· μέγα δὲ δμῶες χατέουσιν
ἀντία δεσποίνης φάσθαι καὶ ἕκαστα πυθέσθαι
καὶ φαγέμεν πιέμεν τε, ἔπειτα δὲ καί τι φέρεσθαι
ἀγρόνδ᾽, οἷά τε θυμὸν ἀεὶ δμώεσσιν ἰαίνει».

380     Тут сви­но­па­су в ответ ска­зал Одис­сей мно­го­ум­ный:
«Бед­ный Евмей сви­но­пас! Так, зна­чит, уж малым ребен­ком
Начал ски­тать­ся вда­ли от роди­те­лей ты и отчиз­ны!
Вот что теперь мне ска­жи, ниче­го от меня не скры­вая:
Широ­ко­улич­ный был ли раз­ру­шен вра­га­ми тот город,

    Τὸν δ᾽ ἀπαμειβόμενος προσέφη πολύμητις Ὀδυσσεύς·
«Ὢ πόποι, ὡς ἄρα τυτθὸς ἐών, Εὔμαιε συβῶτα,
πολλὸν ἀπεπλάγχθης σῆς πατρίδος ἠδὲ τοκήων.
ἀλλ᾽ ἄγε μοι τόδε εἰπὲ καὶ ἀτρεκέως κατάλεξον,
ἠὲ διεπράθετο πτόλις ἀνδρῶν εὐρυάγυια,

385     Где твой отец и почтен­ная мать оби­та­ли в то вре­мя,
Или же был в оди­но­че­стве ты при коро­вах иль овцах
Схва­чен вра­га­ми, поса­жен в корабль и это­му мужу
Про­дан в дом, за тебя под­хо­дя­щую дав­ше­му пла­ту?»
Сно­ва отве­тил ему сви­но­пас, над мужа­ми началь­ник:

    ᾗ ἔνι ναιετάασκε πατὴρ καὶ πότνια μήτηρ,
ἦ σέ γε μουνωθέντα παρ᾽ οἴεσιν ἢ παρὰ βουσὶν
ἄνδρες δυσμενέες νηυσὶν λάβον ἠδ᾽ ἐπέρασσαν
τοῦδ᾽ ἀνδρὸς πρὸς δώμαθ᾽, ὁ δ᾽ ἄξιον ὦνον ἔδωκε».
Τὸν δ᾽ αὖτε προσέειπε συβώτης, ὄρχαμος ἀνδρῶν·

390     «Раз ты, гость мой, спро­сил и узнать поже­лал, то узнай же.
Слу­шай в мол­ча­ньи меня, сиди и вином услаж­дай­ся.
Ночи теперь бес­ко­неч­но длин­ны. И поспать мы успе­ем
И с наслаж­де­ньем послу­шать рас­ска­зы. Ложить­ся до сро­ка
Не к чему вовсе тебе. И сон неуме­рен­ный в тягость.

    «Ξεῖν᾽, ἐπεὶ ἂρ δὴ ταῦτά μ᾽ ἀνείρεαι ἠδὲ μεταλλᾷς,
σιγῇ νῦν ξυνίει καὶ τέρπεο, πῖνέ τε οἶνον
ἥμενος. αἵδε δὲ νύκτες ἀθέσφατοι· ἔστι μὲν εὕδειν,
ἔστι δὲ τερπομένοισιν ἀκούειν· οὐδέ τί σε χρή,
πρὶν ὥρη, καταλέχθαι· ἀνίη καὶ πολὺς ὕπνος.

395     Все же дру­гие, кого их серд­це и дух при­зы­ва­ют,
Спать пусть идут, чтобы зав­тра, едва толь­ко утро настанет,
В поле с гос­под­ски­ми вый­ти сви­нья­ми, позав­тра­кав дома.
Мы же в хижине здесь, едой и питьем наслаж­да­ясь,
Тешить­ся будем с тобой, вспо­ми­ная о бедах друг дру­га.

    τῶν δ᾽ ἄλλων ὅτινα κραδίη καὶ θυμὸς ἀνώγει,
εὑδέτω ἐξελθών· ἅμα δ᾽ ἠοῖ φαινομένηφι
δειπνήσας ἅμ᾽ ὕεσσιν ἀνακτορίῃσιν ἑπέσθω.
νῶϊ δ᾽ ἐνὶ κλισίῃ πίνοντέ τε δαινυμένω τε
κήδεσιν ἀλλήλων τερπώμεθα λευγαλέοισι,

400     Радость даже в стра­да­ни­ях есть, раз они мино­ва­ли,
Для чело­ве­ка, кто мно­го ски­тал­ся и вытер­пел мно­го.
Это ж тебе я ска­жу, что спро­сил и жела­ешь узнать ты.
Ост­ров есть, по назва­нью Сири́я, — ты, может быть, слы­шал? —
Выше Орти­гии, где пово­рот совер­ша­ет свой солн­це.

    μνωομένω· μετὰ γάρ τε καὶ ἄλγεσι τέρπεται ἀνήρ,
ὅς τις δὴ μάλα πολλὰ πάθῃ καὶ πόλλ᾽ ἐπαληθῇ.
τοῦτο δέ τοι ἐρέω ὅ μ᾽ ἀνείρεαι ἠδὲ μεταλλᾷς.
Νῆσός τις Συρίη κικλήσκεται, εἴ που ἀκούεις,
Ὀρτυγίης καθύπερθεν, ὅθι τροπαὶ ἠελίοιο,

405     Он не чрез­мер­но людь­ми насе­лен, но удо­бен для жиз­ни,
Тучен, при­во­лен для стад, богат вино­гра­дом, пше­ни­цей.
Голо­да в этом краю нико­гда не быва­ет. Не зна­ют
Там нена­вист­ных болез­ней бес­счаст­ные люди. Когда там
Горь­кая ста­рость при­хо­дит к како­му-нибудь поко­ле­нью,

    οὔ τι περιπληθὴς λίην τόσον, ἀλλ᾽ ἀγαθὴ μέν,
εὔβοτος, εὔμηλος, οἰνοπληθής, πολύπυρος.
πείνη δ᾽ οὔ ποτε δῆμον ἐσέρχεται, οὐδέ τις ἄλλη
νοῦσος ἐπὶ στυγερὴ πέλεται δειλοῖσι βροτοῖσιν·
ἀλλ᾽ ὅτε γηράσκωσι πόλιν κάτα φῦλ᾽ ἀνθρώπων,

410     Лук свой сереб­ря­ный взяв, Апол­лон с Арте­ми­дой нис­хо­дят
Тай­но, чтоб тихой стре­лой без­бо­лез­нен­но смерть посы­лать им.
Там два горо­да. Все меж­ду ними поде­ле­ны зем­ли.
В горо­де том и дру­гом вла­сти­те­лем был мой роди­тель,
Кте­сий, Орме­ном рож­ден­ный, подоб­ный бес­смерт­но­му богу.

    ἐλθὼν ἀργυρότοξος Ἀπόλλων Ἀρτέμιδι ξὺν
οἷς ἀγανοῖς βελέεσσιν ἐποιχόμενος κατέπεφνεν.
ἔνθα δύω πόλιες, δίχα δέ σφισι πάντα δέδασται·
τῇσιν δ᾽ ἀμφοτέρῃσι πατὴρ ἐμὸς ἐμβασίλευε,
Κτήσιος Ὀρμενίδης, ἐπιείκελος ἀθανάτοισιν.

415     Как-то при­ча­ли­ли к нам фини­кий­цы, народ плу­то­ва­тый.
Мно­го кра­си­вых вещей при­вез­ли в кораб­ле они чер­ном.
А у отца мое­го была фини­ки­ян­ка в доме,
Строй­ная, ред­кой кра­сы, в руко­де­льях искус­ная жен­ских.
Голо­ву хит­рые ей фини­кий­цы искус­но вскру­жи­ли.

    Ἔνθα δὲ Φοίνικες ναυσίκλυτοι ἤλυθον ἄνδρες,
τρῶκται, μυρί᾽ ἄγοντες ἀθύρματα νηῒ μελαίνῃ.
ἔσκε δὲ πατρὸς ἐμοῖο γυνὴ Φοίνισσ᾽ ἐνὶ οἴκῳ,
καλή τε μεγάλη τε καὶ ἀγλαὰ ἔργα ἰδυῖα·
τὴν δ᾽ ἄρα Φοίνικες πολυπαίπαλοι ἠπερόπευον.

420     Близ кораб­ля их сти­ра­ла она, и один фини­ки­ец
С нею сошел­ся любо­вью и ложем. А сла­бо­му полу
Голо­ву это кру­жит, даже самой достой­ной из жен­щин.
Начал ее он рас­спра­ши­вать, кто она, родом откуда.
Тот­час она ука­за­ла на дом наш с высо­кою кров­лей:

    πλυνούσῃ τις πρῶτα μίγη κοίλῃ παρὰ νηῒ
εὐνῇ καὶ φιλότητι, τά τε φρένας ἠπεροπεύει
θηλυτέρῃσι γυναιξί, καὶ ἥ κ᾽ εὐεργὸς ἔῃσιν.
εἰρώτα δὴ ἔπειτα τίς εἴη καὶ πόθεν ἔλθοι·
ἡ δὲ μάλ᾽ αὐτίκα πατρὸς ἐπέφραδεν ὑψερεφὲς δῶ·

425     — Роди­на мне, — похва­лить­ся могу, — Сидон мно­го­мед­ный.
Был мне отцом Ари­бант. В вели­ком он пла­вал богат­стве.
Но захва­ти­ли меня пира­ты тафос­ские, — с поля
Шла я тогда, — и сюда при­вез­ли, и это­му мужу
Про­да­ли в дом, за меня под­хо­дя­щую дав­ше­му пла­ту. —

    “Ἐκ μὲν Σιδῶνος πολυχάλκου εὔχομαι εἶναι,
κούρη δ᾽ εἴμ᾽ Ἀρύβαντος ἐγὼ ῥυδὸν ἀφνειοῖο·
ἀλλά μ᾽ ἀνήρπαξαν Τάφιοι ληΐστορες ἄνδρες
ἀγρόθεν ἐρχομένην, πέρασαν δέ τε δεῦρ᾽ ἀγαγόντες
τοῦδ᾽ ἀνδρὸς πρὸς δώμαθ᾽· ὁ δ᾽ ἄξιον ὦνον ἔδωκε”.

430     Тут ей ска­зал чело­век, кото­рый с ней тай­но сошел­ся:
— Раз это так, отправ­ляй­ся обрат­но на роди­ну с нами!
Дом роди­тель­ский сно­ва увидишь с высо­кою кров­лей,
Так­же роди­те­лей. Живы они и слы­вут бога­ча­ми. —
Жен­щи­на сыз­но­ва к ним обра­ти­лась с ответ­ною речью:

    Τὴν δ᾽ αὖτε προσέειπεν ἀνήρ, ὃς ἐμίσγετο λάθρη·
“Ἦ ῥά κε νῦν πάλιν αὖτις ἅμ᾽ ἡμῖν οἴκαδ᾽ ἕποιο,
ὄφρα ἴδῃ πατρὸς καὶ μητέρος ὑψερεφὲς δῶ
αὐτούς τ᾽; ἦ γὰρ ἔτ᾽ εἰσὶ καὶ ἀφνειοὶ καλέονται”.
Τὸν δ᾽ αὖτε προσέειπε γυνὴ καὶ ἀμείβετο μύθῳ·

435     — Было б воз­мож­но и это, когда б, моря­ки, покля­лись вы,
Что невреди­мой меня вы доста­ви­те в зем­лю род­ную. —
Так ска­за­ла. И тот­час они покля­лись, как веле­ла.
После того же как все покля­лись и окон­чи­ли клят­ву,
Жен­щи­на сыз­но­ва к ним обра­ти­лась с ответ­ною речью:

    “Εἴη κεν καὶ τοῦτ᾽, εἴ μοι ἐθέλοιτέ γε, ναῦται,
ὅρκῳ πιστωθῆναι ἀπήμονά μ᾽ οἴκαδ᾽ ἀπάξειν”.
Ὣς ἔφαθ᾽, οἱ δ᾽ ἄρα πάντες ἐπώμνυον ὡς ἐκέλευεν.
αὐτὰρ ἐπεί ῥ᾽ ὄμοσάν τε τελεύτησάν τε τὸν ὅρκον,
τοῖς δ᾽ αὖτις μετέειπε γυνὴ καὶ ἀμείβετο μύθῳ·

440     — Ну, так мол­чи­те! Пус­кай ни один из това­ри­щей ваших
Сло­ва со мною не ска­жет, на ули­це ль где повстре­чав­шись
Иль у коло­д­ца, — чтоб кто не отпра­вил­ся в дом к гос­по­ди­ну
И на меня не донес. А он, запо­до­зрив­ши, свя­жет
Креп­кой верев­кой меня, да и вам при­гото­вит поги­бель.

    “Σιγῇ νῦν, μή τίς με προσαυδάτω ἐπέεσσιν
ὑμετέρων ἑτάρων, ξυμβλήμενος ἢ ἐν ἀγυιῇ,
ἤ που ἐπὶ κρήνῃ· μή τις ποτὶ δῶμα γέροντι
ἐλθὼν ἐξείπῃ, ὁ δ᾽ ὀϊσάμενος καταδήσῃ
δεσμῷ ἐν ἀργαλέῳ, ὑμῖν δ᾽ ἐπιφράσσετ᾽ ὄλεθρον.

445     Помни­те, что́ я ска­за­ла, кон­чай­те ско­рее тор­гов­лю.
После ж того как това­ры погру­зи­те все на корабль ваш,
Весть об этом как мож­но ско­рее мне в дом передай­те.
Золота, сколь­ко мне под руку там попа­дет­ся, возь­му я.
А про­езд­ную бы пла­ту охот­но дала и дру­гую:

    ἀλλ᾽ ἔχετ᾽ ἐν φρεσὶ μῦθον, ἐπείγετε δ᾽ ὦνον ὁδαίων.
ἀλλ᾽ ὅτε κεν δὴ νηῦς πλείη βιότοιο γένηται,
ἀγγελίη μοι ἔπειτα θοῶς ἐς δώμαθ᾽ ἱκέσθω·
οἴσω γὰρ καὶ χρυσόν, ὅτις χ᾽ ὑποχείριος ἔλθῃ·
καὶ δέ κεν ἄλλ᾽ ἐπίβαθρον ἐγὼν ἐθέλουσά γε δοίην.

450     В доме у знат­но­го мужа хожу за его я ребен­ком.
Маль­чик смыш­ле­ный. Со мною все­гда он выхо­дит из дома.
Я на корабль бы его при­ве­ла, и огром­ную пла­ту
Вы б за него полу­чи­ли, в какую б ни про­да­ли зем­лю. —
Так ска­за­ла она и в пре­крас­ный дво­рец уда­ли­лась.

    παῖδα γὰρ ἀνδρὸς ἑῆος ἐνὶ μεγάροις ἀτιτάλλω,
κερδαλέον δὴ τοῖον, ἅμα τροχόωντα θύραζε·
τόν κεν ἄγοιμ᾽ ἐπὶ νηός, ὁ δ᾽ ὑμῖν μυρίον ὦνον
ἄλφοι, ὅπῃ περάσητε κατ᾽ ἀλλοθρόους ἀνθρώπους”.
Ἡ μὲν ἄρ᾽ ὣς εἰποῦσ᾽ ἀπέβη πρὸς δώματα καλά,

455     Целый год фини­кий­цы у нас оста­ва­лись и, мно­го
Натор­го­вав­ши, на полый корабль погру­зи­ли това­ры.
После ж того как корабль для отъ­езда они нагру­зи­ли,
К жен­щине тот­час посла­ли гон­ца, чтоб ее изве­стил он.
В дом отца мое­го при­шел чело­век плу­то­ва­тый.

    οἱ δ᾽ ἐνιαυτὸν ἅπαντα παρ᾽ ἡμῖν αὖθι μένοντες
ἐν νηῒ γλαφυρῇ βίοτον πολὺν ἐμπολόωντο.
ἀλλ᾽ ὅτε δὴ κοίλη νηῦς ἤχθετο τοῖσι νέεσθαι,
καὶ τότ᾽ ἄρ᾽ ἄγγελον ἧκαν, ὃς ἀγγείλειε γυναικί.
ἤλυθ᾽ ἀνὴρ πολύϊδρις ἐμοῦ πρὸς δώματα πατρὸς

460     Он оже­ре­лье из зерен при­нес золотых и янтар­ных.
Мать подо­шла, сбе­жа­лись рабы­ни и то оже­ре­лье
Нача­ли щупать рука­ми, гляде­ли гла­за­ми, дава­ли
Цену. А он в это вре­мя рабыне миг­нул тихо­мол­ком.
После, миг­нув­ши, к себе на полый корабль воз­вра­тил­ся.

    χρύσεον ὅρμον ἔχων, μετὰ δ᾽ ἠλέκτροισιν ἔερτο.
τὸν μὲν ἄρ᾽ ἐν μεγάρῳ δμῳαὶ καὶ πότνια μήτηρ
χερσίν τ᾽ ἀμφαφόωντο καὶ ὀφθαλμοῖσιν ὁρῶντο,
ὦνον ὑπισχόμεναι· ὁ δὲ τῇ κατένευσε σιωπῇ.
ἦ τοι ὁ καννεύσας κοίλην ἐπὶ νῆα βεβήκει,

465     За руку взяв­ши меня, со мной она вышла из дома.
Вдруг сто­лы увида­ла и куб­ки в сенях, где пред этим
Гости, отцу мое­му в делах помо­гав­шие, ели;
На заседа­нье сове­та они все ушли и на пло­щадь.
Быст­ро три куб­ка схва­ти­ла она и, скрыв на груди их,

    ἡ δ᾽ ἐμὲ χειρὸς ἑλοῦσα δόμων ἐξῆγε θύραζε.
εὗρε δ᾽ ἐνὶ προδόμῳ ἠμὲν δέπα ἠδὲ τραπέζας
ἀνδρῶν δαιτυμόνων, οἵ μευ πατέρ᾽ ἀμφεπένοντο.
οἱ μὲν ἄρ᾽ ἐς θῶκον πρόμολον, δήμοιό τε φῆμιν,
ἡ δ᾽ αἶψα τρί᾽ ἄλεισα κατακρύψασ᾽ ὑπὸ κόλπῳ

470     Вынес­ла. Я же за нею после­до­вал, глу­пый маль­чиш­ка.
Солн­це тем вре­ме­нем село, и тенью покры­лись доро­ги.
Вышед­ши быст­ро из дома, при­шли мы в пре­крас­ную гавань,
Где нахо­дил­ся корабль быст­ро­ход­ный мужей фини­кий­ских.
Сели они в свой корабль и поплы­ли доро­гою влаж­ной,

    ἔκφερεν· αὐτὰρ ἐγὼν ἑπόμην ἀεσιφροσύνῃσι.
δύσετό τ᾽ ἠέλιος, σκιόωντό τε πᾶσαι ἀγυιαί·
ἡμεῖς δ᾽ ἐς λιμένα κλυτὸν ἤλθομεν ὦκα κιόντες,
ἔνθ᾽ ἄρα Φοινίκων ἀνδρῶν ἦν ὠκύαλος νηῦς.
οἱ μὲν ἔπειτ᾽ ἀναβάντες ἐπέπλεον ὑγρὰ κέλευθα,

475     Нас захва­тив­ши. Попут­ный им ветер послал Гро­мо­вер­жец.
Шесть мы еха­ли суток, и ночи и дни непре­рыв­но.
После того же как день и седь­мой уж при­ба­вил Кро­ни­он,
Жен­щи­на стре­ло­лю­би­вой уби­та была Арте­ми­дой.
В трюм­ную воду ныр­ну­ла она, слов­но чай­ка мор­ская.

    νὼ ἀναβησάμενοι· ἐπὶ δὲ Ζεὺς οὖρον ἴαλλεν.
ἑξῆμαρ μὲν ὁμῶς πλέομεν νύκτας τε καὶ ἦμαρ·
ἀλλ᾽ ὅτε δὴ ἕβδομον ἦμαρ ἐπὶ Ζεὺς θῆκε Κρονίων,
τὴν μὲν ἔπειτα γυναῖκα βάλ᾽ Ἄρτεμις ἰοχέαιρα,
ἄντλῳ δ᾽ ἐνδούπησε πεσοῦσ᾽ ὡς εἰναλίη κήξ.

480     Труп ее бро­си­ли в море на пищу тюле­ням и рыбам,
Я же остал­ся средь них с печа­лью вели­кою в серд­це.
Ветер и вол­ны меж тем корабль наш при­гна­ли к Ита­ке.
Там при­об­рел меня куп­лей Лаэрт, Одис­се­ев роди­тель.
Так-то вот эту стра­ну и при­шлось мне увидеть гла­за­ми».

    καὶ τὴν μὲν φώκῃσι καὶ ἰχθύσι κύρμα γενέσθαι
ἔκβαλον· αὐτὰρ ἐγὼ λιπόμην ἀκαχήμενος ἦτορ·
τοὺς δ᾽ Ἰθάκῃ ἐπέλασσε φέρων ἄνεμός τε καὶ ὕδωρ,
ἔνθα με Λαέρτης πρίατο κτεάτεσσιν ἑοῖσιν.
οὕτω τήνδε τε γαῖαν ἐγὼν ἴδον ὀφθαλμοῖσι».

485     Бого­рож­ден­ный тогда Одис­сей сви­но­па­су отве­тил:
«Очень силь­но, Евмей, в груди моей дух взвол­но­вал ты,
Все рас­ска­зав­ши подроб­но, как мно­го ты выстра­дал духом!
Все же тебе вот к дур­но­му хоро­шее так­же при­ба­вил
Зевс, ибо, мно­го стра­дав­ши, попал ты в жили­ще к бла­го­му

    Τὸν δ᾽ αὖ διογενὴς Ὀδυσεὺς ἠμείβετο μύθῳ·
«Εὔμαι᾽, ἦ μάλα δή μοι ἐνὶ φρεσὶ θυμὸν ὄρινας
ταῦτα ἕκαστα λέγων, ὅσα δὴ πάθες ἄλγεα θυμῷ.
ἀλλ᾽ ἦ τοι σοὶ μὲν παρὰ καὶ κακῷ ἐσθλὸν ἔθηκε
Ζεύς, ἐπεὶ ἀνδρὸς δώματ᾽ ἀφίκεο πολλὰ μογήσας

490     Мужу, кото­рый тебе и еду и питье достав­ля­ет
В пол­ном оби­льи. Живешь ты хоро­шею жиз­нью. А я вот
К вам при­хо­жу, без при­ю­та по мно­гим стра­нам проски­тав­шись».
Так Одис­сей и Евмей вели меж собой раз­го­во­ры.
Спать нако­нец улег­лись — совсем не на дол­гое вре­мя:

    ἠπίου, ὃς δή τοι παρέχει βρῶσίν τε πόσιν τε
ἐνδυκέως, ζώεις δ᾽ ἀγαθὸν βίον· αὐτὰρ ἐγώ γε
πολλὰ βροτῶν ἐπὶ ἄστε᾽ ἀλώμενος ἐνθάδ᾽ ἱκάνω».
Ὣς οἱ μὲν τοιαῦτα πρὸς ἀλλήλους ἀγόρευον,
καδδραθέτην δ᾽ οὐ πολλὸν ἐπὶ χρόνον, ἀλλὰ μίνυνθα·

495     Вско­ре заря насту­пи­ла. Меж тем Теле­ма­хо­вы люди,
К суше при­став, пару­са раз­вя­за­ли и мач­ту спу­сти­ли,
Сели за вес­ла и к при­ста­ни суд­но свое подо­гна­ли;
Выбро­сив якор­ный камень, при­чаль­ный канат укре­пи­ли,
Сами же вышли на берег при­бо­ем шумя­ще­го моря,

    αἶψα γὰρ Ἠὼς ἦλθεν ἐΰθρονος. οἱ δ᾽ ἐπὶ χέρσου
Τηλεμάχου ἕταροι λύον ἱστία, κὰδ δ᾽ ἕλον ἱστὸν
καρπαλίμως, τὴν δ᾽ εἰς ὅρμον προέρυσσαν ἐρετμοῖς·
ἐκ δ᾽ εὐνὰς ἔβαλον, κατὰ δὲ πρυμνήσι᾽ ἔδησαν·
ἐκ δὲ καὶ αὐτοὶ βαῖνον ἐπὶ ῥηγμῖνι θαλάσσης,

500     Нача­ли зав­трак гото­вить, вино заме­ша­ли в кра­те­рах.
После того как жела­нье питья и еды уто­ли­ли,
С речью такой Теле­мах рас­суди­тель­ный к ним обра­тил­ся:
«К горо­ду правь­те теперь, дру­зья, наш корабль чер­но­бо­кий!
Сам я здесь оста­юсь пас­ту­хов моих в поле про­ведать,

    δεῖπνόν τ᾽ ἐντύνοντο κερῶντό τε αἴθοπα οἶνον.
αὐτὰρ ἐπεὶ πόσιος καὶ ἐδητύος ἐξ ἔρον ἕντο,
τοῖσι δὲ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἤρχετο μύθων·
«Ὑμεῖς μὲν νῦν ἄστυδ᾽ ἐλαύνετε νῆα μέλαιναν,
αὐτὰρ ἐγὼν ἀγροὺς ἐπιείσομαι ἠδὲ βοτῆρας·

505     К вече­ру в город сой­ду, вла­де­нья мои осмот­рев­ши,
Зав­тра же утром я вам, в бла­го­дар­ность за нашу поезд­ку,
Пир устрою бога­тый, с вином медо­слад­ким и с мясом».
Фео­кли­мен бого­вид­ный в ответ Теле­ма­ху про­мол­вил:
«Сын мой, а я-то куда же пой­ду? К како­му мне дому

    ἑσπέριος δ᾽ εἰς ἄστυ ἰδὼν ἐμὰ ἔργα κάτειμι.
ἠῶθεν δέ κεν ὔμμιν ὁδοιπόριον παραθείμην,
δαῖτ᾽ ἀγαθὴν κρειῶν τε καὶ οἴνου ἡδυπότοιο».
Τὸν δ᾽ αὖτε προσέειπε Θεοκλύμενος θεοειδής·
«Πῆ γὰρ ἐγώ, φίλε τέκνον, ἴω; τεῦ δώμαθ᾽ ἵκωμαι

510     На каме­ни­стой Ита­ке, к како­му идти гос­по­ди­ну?
Или же к мате­ри пря­мо тво­ей мне отпра­вить­ся в дом твой?»
Фео­климе­ну в ответ Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:
«В преж­нее вре­мя тебя, не заду­мав­шись, я при­гла­сил бы
В дом наш, не ску­по тебя уго­щал бы. Теперь же там будет

    ἀνδρῶν οἳ κραναὴν Ἰθάκην κάτα κοιρανέουσιν;
ἦ ἰθὺς σῆς μητρὸς ἴω καὶ σοῖο δόμοιο;»
Τὸν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·
«Ἄλλως μέν σ᾽ ἂν ἐγώ γε καὶ ἡμέτερόνδε κελοίμην
ἔρχεσθ᾽· οὐ γάρ τι ξενίων ποθή· ἀλλὰ σοὶ αὐτῷ

515     Хуже тебе само­му: я дома не буду, не смо­жет
Мать моя видеть тебя. К жени­хам она схо­дит не часто
Свер­ху. Там она ткет, чтоб от них нахо­дить­ся подаль­ше.
Есть, одна­ко, дру­гой. К нему ты отпра­вить­ся мог бы.
Имя ему Еври­мах. Разум­но­го сын он Поли­ба.

    χεῖρον, ἐπεί τοι ἐγὼ μὲν ἀπέσσομαι, οὐδέ σε μήτηρ
ὄψεται· οὐ μὲν γάρ τι θαμὰ μνηστῆρσ᾽ ἐνὶ οἴκῳ
φαίνεται, ἀλλ᾽ ἀπὸ τῶν ὑπερωΐῳ ἱστὸν ὑφαίνει.
ἀλλά τοι ἄλλον φῶτα πιφαύσκομαι ὅν κεν ἵκοιο,
Εὐρύμαχον, Πολύβοιο δαΐφρονος ἀγλαὸν υἱόν,

520     Смот­рят теперь на него ита­кий­цы совсем как на бога.
Самый он знат­ный меж всех жени­хов, всех боль­ше стре­мит­ся
Мать мою взять себе в жены и сан полу­чить Одис­сея.
Зна­ет, одна­ко, лишь Зевс-олим­пи­ец, живу­щий в эфи­ре,
Не при­гото­вит ли им он поги­бель­ный день вме­сто бра­ка».

    τὸν νῦν ἶσα θεῷ Ἰθακήσιοι εἰσορόωσι·
καὶ γὰρ πολλὸν ἄριστος ἀνὴρ μέμονέν τε μάλιστα
μητέρ᾽ ἐμὴν γαμέειν καὶ Ὀδυσσῆος γέρας ἕξειν.
ἀλλὰ τά γε Ζεὺς οἶδεν Ὀλύμπιος, αἰθέρι ναίων,
εἴ κέ σφι πρὸ γάμοιο τελευτήσει κακὸν ἦμαρ».

525     Так гово­рил он. И вдруг по пра­вую руку про­нес­ся
Сокол ввер­ху, быст­ро­кры­лый посол Апол­ло­на. Ког­тя­ми
Гор­но­го голу­бя рвал он, и сыпа­лись перья на зем­лю
Пря­мо меж чер­ной кор­мой кораб­ля и самим Теле­ма­хом.
В сто­ро­ну Фео­кли­мен ото­звал Одис­се­е­ва сына,

    Ὣς ἄρα οἱ εἰπόντι ἐπέπτατο δεξιὸς ὄρνις,
κίρκος, Ἀπόλλωνος ταχὺς ἄγγελος· ἐν δὲ πόδεσσι
τίλλε πέλειαν ἔχων, κατὰ δὲ πτερὰ χεῦεν ἔραζε
μεσσηγὺς νηός τε καὶ αὐτοῦ Τηλεμάχοιο.
τὸν δὲ Θεοκλύμενος ἑτάρων ἀπονόσφι καλέσσας

530     Взял его за руку, сло­во ска­зал и по име­ни назвал:
«Верь, Теле­мах, не без бога та пти­ца яви­ла­ся спра­ва!
Сра­зу, увидев, я понял, что вещая пти­ца пред нами.
Цар­ст­вен­ней ваше­го нет ни еди­но­го рода дру­го­го
В целой Ита­ке. Все­гда вы могу­ще­ст­вом буде­те силь­ны».

    ἔν τ᾽ ἄρα οἱ φῦ χειρὶ ἔπος τ᾽ ἔφατ᾽ ἔκ τ᾽ ὀνόμαζε·
«Τηλέμαχ᾽, οὔ τοι ἄνευ θεοῦ ἔπτατο δεξιὸς ὄρνις
ἔγνων γάρ μιν ἐσάντα ἰδὼν οἰωνὸν ἐόντα.
ὑμετέρου δ᾽ οὐκ ἔστι γένος βασιλεύτερον ἄλλο
ἐν δήμῳ Ἰθάκης, ἀλλ᾽ ὑμεῖς καρτεροὶ αἰεί».

535     Фео­климе­ну в ответ Теле­мах рас­суди­тель­ный мол­вил:
«О, если б сло­во твое я увидел свер­шив­шим­ся, стран­ник!
Мно­го б тогда от меня полу­чил ты люб­ви и подар­ков,
Так что вся­кий тебя, повстре­чав­ши, назвал бы счаст­лив­цем».
После того он Пирею, това­ри­щу вер­но­му, мол­вил:

    Τὸν δ᾽ αὖ Τηλέμαχος πεπνυμένος ἀντίον ηὔδα·
«Αἲ γὰρ τοῦτο, ξεῖνε, ἔπος τετελεσμένον εἴη·
τῷ κε τάχα γνοίης φιλότητά τε πολλά τε δῶρα
ἐξ ἐμεῦ, ὡς ἄν τίς σε συναντόμενος μακαρίζοι».
Ἦ καὶ Πείραιον προσεφώνεε, πιστὸν ἑταῖρον·

540     «Ты, Пирей, и все­гда пови­ну­ешь­ся мне наи­бо­ле
Меж­ду това­ри­щей всех, кто за мною после­до­вал в Пилос.
Сде­лай же так и теперь: отведи к себе в дом чуже­зем­ца,
Будь с ним раду­шен, заботь­ся о госте, пока не вер­нусь я».
Сыну тогда Одис­сея Пирей-копье­бо­рец отве­тил:

    «Πείραιε Κλυτίδη, σὺ δέ μοι τά περ ἄλλα μάλιστα
πείθῃ ἐμῶν ἑτάρων, οἵ μοι Πύλον εἰς ἅμ᾽ ἕποντο·
καὶ νῦν μοι τὸν ξεῖνον ἄγων ἐν δώμασι σοῖσιν
ἐνδυκέως φιλέειν καὶ τιέμεν, εἰς ὅ κεν ἔλθω».
Τὸν δ᾽ αὖ Πείραιος δουρικλυτὸς ἀντίον ηὔδα·

545     «Если б ты там, Теле­мах, и на дол­гое вре­мя остал­ся, —
Буду его уго­щать, и даров он полу­чит доволь­но».
Так ска­зав и взой­дя на корабль, при­ка­зал и дру­гим он,
Сев­ши самим на корабль, раз­вя­зать судо­вые при­ча­лы.
Быст­ро они на корабль под­ня­лись и к уклю­чи­нам сели.

    «Τηλέμαχ᾽, εἰ γάρ κεν σὺ πολὺν χρόνον ἐνθάδε μίμνοι,
τόνδε τ᾽ ἐγὼ κομιῶ, ξενίων δέ οἱ οὐ ποθὴ ἔσται».
Ὣς εἰπὼν ἐπὶ νηὸς ἔβη, ἐκέλευσε δ᾽ ἑταίρους
αὐτούς τ᾽ ἀμβαίνειν ἀνά τε πρυμνήσια λῦσαι.
οἱ δ᾽ αἶψ᾽ εἴσβαινον καὶ ἐπὶ κληῗσι καθῖζον.

550     Ноги обул меж­ду тем в сан­да­лии сын Одис­сея,
Креп­кое в руки копье с нако­неч­ни­ком ост­рым из меди
С палу­бы взял кора­бель­ной. А те отвя­за­ли при­ча­лы
И, оттолк­нув­ши корабль от зем­ли, поплы­ли на вес­лах
К горо­ду, как при­ка­зал рас­суди­тель­ный сын Одис­се­ев.

    Τηλέμαχος δ᾽ ὑπὸ ποσσὶν ἐδήσατο καλὰ πέδιλα,
εἵλετο δ᾽ ἄλκιμον ἔγχος, ἀκαχμένον ὀξέϊ χαλκῷ,
νηὸς ἀπ᾽ ἰκριόφιν· τοὶ δὲ πρυμνήσι᾽ ἔλυσαν.
οἱ μὲν ἀνώσαντες πλέον ἐς πόλιν, ὡς ἐκέλευσε
Τηλέμαχος, φίλος υἱὸς Ὀδυσσῆος θείοιο·

555     Ноги нес­ли Теле­ма­ха, шагав­ше­го быст­ро, покуда
Он ко дво­ру не при­шел, где сви­ней его было без сче­та
И сви­но­пас ноче­вал, о хозяй­ском доб­ре бес­по­ко­ясь.

    τὸν δ᾽ ὦκα προβιβάντα πόδες φέρον, ὄφρ᾽ ἵκετ᾽ αὐλήν,
ἔνθα οἱ ἦσαν ὕες μάλα μυρίαι, ᾗσι συβώτης
ἐσθλὸς ἐὼν ἐνίαυεν, ἀνάκτεσιν ἤπια εἰδώς.

ПРИМЕЧАНИЯ

Ст. 105. Пеп­ло­сом назы­ва­ет­ся: 1) верх­няя одеж­да без рука­вов, кото­рую у пле­ча стя­ги­ва­ли пряж­кой, 2) плащ и 3) покры­ва­ло.

Ст. 113. …пода­рок, кото­рый дав­но уж лежит в моем доме — вещь, хра­ни­мая как осо­бо цен­ная.

Ст. 134. В гоме­ров­ское вре­мя за пиром сиде­ли, а не воз­ле­жа­ли, как в позд­ней­шей Гре­ции.

Ст. 160 и сл. Опи­сы­ва­ет­ся один из видов гада­ния по пти­цам. Важ­ную роль для оцен­ки характера зна­ме­ния при гада­нии по поле­ту игра­ло появ­ле­ние пти­цы с опре­де­лен­ной сто­ро­ны, при­чем пра­вая сто­ро­на у гре­ков счи­та­лась счаст­ли­вой, левая — небла­го­при­ят­ной. Менее распро­стра­нен­ны­ми спо­со­ба­ми были гада­ния по голо­су птиц или по их поро­де и др.

Ст. 275 и сл. Ср. XIII, 256, где Одис­сей так­же не испы­ты­ва­ет стес­не­ния, сооб­щая, что он совершил убий­ство и пре­сле­ду­ем кров­ной местью.

Ст. 299. Разу­ме­ют­ся ост­ро­ва, лежа­щие у бере­гов Акар­на­нии.

Ст. 416 и сл. Рас­сказ Евмея демон­стри­ру­ет солидар­ность сопле­мен­ни­ков перед лицом поработи­те­лей: рабы­ня фини­ки­ян­ка спа­са­ет­ся бла­го­да­ря помо­щи сво­их заез­жих соотечественни­ков и уво­зит, чтобы про­дать в раб­ство, малень­ко­го Евмея, сына сво­их хозя­ев.

Комментарии



Поделиться: